Жестокое танго втроем
Жестокое танго втроем
4.5 из 5
уже прочитали: 1 416
оставили отзыв: 0
4.5 из 5
уже прочитали: 1 416
оставили отзыв: 0

Апогей

- Юля, ты что?! – воскликнул Дима и вопросительно посмотрел на супругу. - Нет, я не буду этого, делать, это … продолжил он, и каждое последующее слово во фразе было сказано им тише предыдущего. Он уже знал, что ему придется, лишь мельком взглянув на нее. За годы совместной жизни он уже понимал ее без слов, лишь по выражению лица, положению рук, и как смотрели глаза, по чуть приоткрытым губам, Дима понял: она не отступит.

- Будешь и сделаешь – перебила она мужа, негромко, но четко расчетливо и ритмично, словно забивая гвоздь

- Главное, чтобы не крышку гроба, почему-то – подумалось ему. Юлин тон не предполагал возражений, Дима понимал, что собственно выхода нет и выбора нет. - Если только уйти от нее, к …но… Нет, но это… Но, если… Он же… Ну да, сам виноват… Виноват, был тогда и сейчас… - мысли путались, смысл ускользал от понимания.

- Сделай это для меня, - она закончила фразу чарующим полушепотом, - Для нас. Я ведь смогла тебя простить, после того что ты мне сделал. Это было нелегко, а это – так, на один раз, да она сама не против. Ты же видел, как она на тебя смотрит, неужели не видел? Ты все делал правильно, так доведи дело до конца - рука Юли коснулась мужа, чуть касаясь кожи пальцами, она двинулась вниз, Дима вздрогнул и неровно задышал.

- Юля… Пожалуйста…- цеплялся он за тонкую нить, но под ее умелыми пальцами она трещала и лопалась.

- Давай, я дам тебе настрой, приведу в форму – ее пальцы были внизу живота, совсем рядом от вставшего колом, члена. Все барьеры, все угрызения совести как-то незаметно ушли.

- Хорошо, хорошо шептал он – Хотелось одного, чтобы она, наконец опустила руку, Но Юля лишь дразнила и раззадоривала мужа. Дима попытался обнять и приласкать супругу, но Юля деликатно, но твердо отстранилась

- Не меня, ее. Давай, встань, открой дверь и трахни ее! – слова быстро, словно из пулемета слетали с ее губ. Завали и трахни Вику! Давай, пошел!

Дима встал и как есть, голый пошел к Вике. Пойдя к комнате Юлиной сестры, он чуть замешкался, затем резко распахнул дверь: “Плевать, будь что будет“…

***

Расклад

Когда первый раз Юля завела разговор с ним разговор на эту тему, Дима думал, что супруга шутит. И реально испугался, поняв расклад. А расклад был простой: одна квартира и трое жильцов. И что самое прискорбное, квартира записана на Вику, почему тесть так поступил, осталось загадкой. М-да, странно все это, и на свадьбе, он… Нет, Валерий Михайлович, как положено, вышел к микрофону и дочь поздравил, но держался как-то странно. Да, странно как-то все было, и потом, когда все уже приняли понемногу, а кто и не понемногу, он подошел к Диме и сказал

- Знаешь, я хорошего тебе всего желаю…

- Почему мне? Нам.

- Да, Вам. Знаешь, будь терпелив, и… ну, в общем надо уметь прощать, не закрывать глаза, а именно прощать, я вот только сейчас это понял.

- О чем Вы? Да временами она не подарок, с характером, но когда я сам учудил - она простила, меня. Я сам думал, что все, а она… Оля Вам не рассказывала?

- Да, но мы теперь… В смысле мы мало общаемся, и не о том я, хотя… Понимаешь, я пытался как мог ей объяснить… Может у тебя получится…

- Простите, я не понимаю

- А… ладно. Она любит тебя, это - главное. Помни, она тебя очень сильно любит – пробормотал тесть и вскоре удалился прочь со своей спутницей.

Юля и Вика были сводными сестрами, отец на текущий момент был женат уже третий раз. Мать Юли была похожа на нее, жизнерадостная, веселая, привлекательная и увы, не свободная. Не это ее не остановило, она вообще не привыкла себя как-то ограничивать. Да, она была порядком старше Валерия, вроде как обычный служебный роман, но к удивлению своему Нина залетела. Мужа обмануть было нереально, сроки не бились совсем, а развестись было нельзя, муж был человек непростой, Большой человек. Надо было сделать аборт, и ведь дети законные были уже, но убить ребенка, зачатого в любви, она не смогла. Благодаря связям мужа все замяли, ребенка Валера официально усыновил, оформив предварительно фиктивный брак с молодой библиотекаршей, которой нужна была жилплощадь, квартиру выбил для них муж Нины. Но он поставил жесткое условие – не видеться с дочерью, иначе… Нина прекрасно понимала, что иначе. Когда все кончилось, они переехали в другой город, доверяй, но проверяй, как говориться.

Наташа была начитанной, хорошо воспитанной девушкой, пытавшаяся жить по книгам, жизнью выдуманных героев. Сперва она побаивалась Валеру: вдруг он с какими глупостями? А они ведь женаты, не докажешь ничего. Но новоиспеченный муж был человеком слова, да и некогда было. Они стали жить вместе заранее, еще до рождения дочери и Наташа быстро поняла, зачем она здесь. Обманутый супруг был, в общем-то неплохим человекам и не хотел, чтобы дочь его жены вскармливалась искусственно и росла без женской заботы. Первую проблему он решил легко. К молодым супругам приходила специально нанятая женщина, что кормила и по первости, пока Наташа не освоилась, пеленала малышку. А вот вторая…

Вначале Наташа просто жила рядом, как соседка в коммуналке, потом стала помогать, кормить мужа, убираться у него, возиться с девочкой. В качестве самооправдания она говорила себе, что это ей потом пригодится, потом, когда она найдет, того кто… Валера оценил и вскоре начал как-то по-другому смотреть на нее. Это немного пугало, но она понимала уже, что это не остановить, осознав в какой-то момент, что уже и не нужно искать. Лишь бы он догадался.

Валера хоть и был погружен в заботы связанные с неожиданным отцовством, не был слеп, и подумав хорошенько решился. Наташа, конечно, не шла в сравнение с Ниной, но сейчас ему и дочери как раз нужна была именно Наташа.

Она очень хотела детей, чувствовала ущербной, даже иногда прикладывала Юлю к своей груди, чтобы почувствовать, каково это. Он уговорил ее подождать немного, совсем немного и между сестрами было около трех лет разницы.

Несколько лет все было хорошо, и девочки росли вместе в любви и заботе, они были разные, но одинаково любимые родителями. Лишь много позже Юля узнала правду, отец вообще не хотел ничего говорить, но судьба распорядилась иначе.

Наташа погибла глупо и трагически красиво, зачиталась книгой, она попала под машину, переходя тихую улицу. К счастью девочки были почти взрослые, Юля уже была в выпускном классе.

Горе надломило Юлю, и отец испугался, зная не слишком уравновешенный нрав матери. Он думал, что так будет лучше, но именно с того момента между ними пошла трещина, что расширялась потом все шире…

***

Идеальный план

Полторы недели назад.

- Дима, я детей хочу – призналась Юля, прижавшись к мужу

- Хорошо, мы вроде это обсуждали уже - манящая близость ее тела, запах подсушенных феном волос, игривая улыбка, он хотел ее, предвкушая как заполнит ее, как войдет в нее деликатно и вместе с тем решительно, как поймает ритм, как она распалится, грубовато оттолкнет его, но он стерпит, уже зная продолжение. Он перевернется спину и позволит ей запрыгнуть на него и будет ловить ладонями прыгающие груди, касаться их губами…

- Сделаешь одну вещь для меня – прервала она его грезы. Она знала, что сейчас он согласен на все.

- Конечно… Не вопрос… - сбивчиво пробормотал он.

- Не спеши. Дело непростое.

- Слушаю – вздохнул он. Походу дело было серьезное, жаль.

- Дети пойдут, где жить будем? Ипотека не вариант, не хочу я на оставшиеся от выплат и расходов на детей гроши кантоваться. Не мое это.

- А что делать?

- Надо чтобы Вика съехала – произнесла Юля тихо, тщательно выговаривая каждое слово тоном не допускающим возражений

- Но как? Это ее квартира вообще-то – нахмурившись, заметил Дима, он уже догадывался, что этот вопрос супруга взвалит на него.

- Придется сделать, так, чтобы ей было… ну неуютно что-ли…очень неуютно.

- Юля, ты чего? Она сестра твоя, нельзя так…

- Тс… - цыкнула Юля - Да не будем мы ей гадить, даже наоборот, поможем. Слушай внимательно.

И она изложила мужу свой план. Квартиру продадим, одну треть Вике, две трети нам. Вика съедет, потому что Дима будет к ней настойчиво клеиться, но это ей во благо будет, на самом деле. Нет у нее никого, а ведь давно пора. Надо растормошить ее, чтобы она все-таки мужика искала.

- А то, как дурочка, прикинь: сидит в парке на скамейке книжку читает и ждет, когда принц подойдет, сама так рассказывала.

- Но это как-то нехорошо – цеплялся Дима за последнюю возможность, понимая, однако, что в очередной раз все решили за него – и потом, с чего ей делить деньги на троих?

- Мужчины… Ты Димочка тему не рубишь совсем. Ты даже не видишь, как она на тебя смотрит, не как на брата, поверь и давно уже. А насчет доли – так у нее выбора не будет, когда я тебя с ней застукаю. Ты ее тут держишь. Потому она и не ищет никого.

 - Серьезно?! – воскликнул Дима

- Нравишься ты ей, даже больше чем нравишься. Так останется старой девой из-за тебя или…

- Я, да я - никогда! Но и так тоже нельзя!

- Слушай… - от ее внезапного протяжно-резкого тона у Димы екнуло сердце. А может тебя как раз все устраивает? Нарожаю тебе детей, грудь отвиснет, располнею, а ты будешь младшенькую пялить за моей спиной. Так?! Хорошо, твою мать устроился!

- Юля, блин, ну ты че?! Я тебя только люблю! Даже и в мыслях…

- Да брось. Все вы мужики одинаковые… Машку уже забыл?

- Юля, один раз было, клянусь: один раз! Всю жизнь теперь вспоминать будешь?!

- Так из доверия вышел, прости, рада бы… Извини, я наверно палку перегнула… Ну прости…

Она ласково прижалась к мужу, позволив ему ласкать не слишком большие, но такие манящие груди, он прижался к ним губами, провел языком по контуру соска и лизнул быстро твердеющий кончик.

- Любишь меня? - прошептала она чарующим полушепотом, от которого уже боеготовый член встал колом. И не дожидаясь ответа - Тогда сделай это сейчас. …Буду очень признательна - добила она Диму, скрепив его безмолвное согласие поцелуем.

Нехотя он встал с постели и потянулся за халатом.

- Нет, только трусы натяни, торс у тебя классный, игриво заметила Юля.

- А…

- А это хорошо, что у тебя стоит, чуть остынь и давай, прижмись к ней слегка, пусть почувствует, как ее хочешь, плюс запах…

- Запах?

- От тебя трахом за версту… - усмехнулась супруга… эх, мужики…

- Как далеко …мне можно зайти? – опустив глаза, поинтересовался Дима.

- Приласкай, сиськи помни, они у нее зачетные, в следующий раз в трусики залезь. Сам знаешь. Ну, если потом под конец она в ротик разик-другой у тебя возьмет, и или ты ей куни сделаешь. Вот тогда, самое то будет мне вас застукать.

- А если… - помявшись спросил он – яйца оторвешь?

- Нет, милый много хуже, трахнешь ее - расскажу Вике все как есть, и будешь ты, милок, жить один. Я знаю, мне больно будет очень, но поверь – я это сделаю.

- Я понял. Стремно мне, но походу ты права. Она действительно последнее время была какая-то странная, вся в себе.

- Вот, то-то и оно. Вернешься – я тебе полную разрядку дам.

Он вышел с неровным дыханием и стучащим сердцем. Все было тихо, вряд ли Вика их слышала, квартира планировкой была как распашонка, комната Юлиной сестры была с другой стороны дома, да плюс телевизор работал, они часто включали его, если занимались любовью до наступления поздней ночи, дабы не смущать Вику.

Дима открыл дверь и вошел в комнату, Юля подсказала, что за книгами Вика ничего вокруг не видит и не слышит, погружаясь в чтение целиком. Так и есть: она сидела за столом, углубившись в чтение электронной книги, и не обратила не него внимания, похоже даже не заметила его прихода. В какой-то момент Диме стало ее жалко, но он подумал и представил в красках, что будет потом, и похоть победила стыд. У него вставал на нее, вначале помимо воли, потом уже осознано. Дима невольно усмехнулся: Юля как всегда была права.

Вика провалилась внутрь повествования и мало на что обращала внимание. Эх, ведь раньше в восемнадцатом веке было проще, родители всех женили, и не надо было думать, что можешь остаться одна, и часы тикают. Муж, дети, а для души есть любовник, ну или для похоти, муж тоже с любовницей и с ним так же можно иногда. Игры всякие, забавы и не осудит никто, у всех так. Разумно было все, правильно…

Руки Димы легли ей на плечи, она судорожно резко вздохнула, почти охнула и быстро выключила девайс, раньше, чем он успел бы прочитать название и сам текст. “Жюстина“ – мелькнули буквы перед тем как погаснуть.

- Привет, что читаешь? – нужен был повод для разговора, хотя бы формальный

- Да так – чуть покраснев, уклонилась она

- Ты сутулишься, давай я тебе массаж сделаю – он принялся не спеша деликатно разминать действительно затекшие мышцы Вики – тяжело тебе наверно с таким богатством.

- Ну да. Спасибо. Ой! – вскрикнула она, когда он интенсивнее работать пальцами и задел пролежни от лямок бюстгальтера.

- Извини, я буду аккуратней.

Приятная теплота разливалась по спине, по всему телу. Было хорошо и спокойно, но затем она почуяла его запах, и тут же словно подгадав, он чуть придался к ней, и она почувствовала легкое прикосновение напряженной плоти. Дыхание перехватило, рот раскрылся, и она судорожно хватала им воздух, который почему-то не шел в легкие. Тепло разлилось по всему телу, а там, в груди все сжалось в комок от стыда внезапного осознания правды. Потому что сейчас она хотела только одного: чтобы муж сестры отбросил стул, приподнял ее, бросил на стол, задрав юбку и стянув трусы отымел как шлюху. Потому что большого она не заслуживает, потому, мысли одна грязней другой копошатся в голове и робкий возглас совести: ”нельзя, нельзя!” почти заглушен этим роем.

- Ты… подкатываешь ко мне? – первые слова дались с превеликим трудом, но она сумела как-то собрать остатки воли в кулак и решимость устоять крепла с каждым сказанным словом.

- Да нет, если бы подкатывал, сделал бы вот так – Он отвел в сторону волосы и поцеловал Вику в шею – или так – Дима игриво охватил ее мочку уха губами, чуть прикусив. А его сильные руки уже тем временем потихоньку смещались ниже и вскоре уверенно легли на ее грудь, а пальцы снова задвигались, и это был уже не массаж…

- Уй…ди пр…р…рошу - губы Вики дрожали и плохо слушались. Она была на грани, сейчас он залезет ей в трусики, и… – по-жа-луй-ста.

- Хорошо – вдруг услышала она.

***

По ту сторону двери

Она судорожно дышала, боялась пошевелиться, не оборачивалась и лишь когда дверь закрылась, дала волю чувствам, влепив себе пару затрещин. “Дрянь, дрянь” – шептала она.

Придя в чувство, Вика поняла, что пропала, Дима все понял, и теперь она для него как игрушка, потому он и ушел. Куда ему спешить? Он просто дождется, когда жены не будет дома и получит свое. Или в следующий раз, это лишь вопрос времени. И как потом жить с этим, как смотреть сестре в глаза? Как? Как?!

Юля была права. Вика давно уже втрескалась в ее мужа, она не хотела этого, но ее барьеры падали один за другим, сегодня чуть не рухнул последний. Она переживала, плакала по ночам, не могла уснуть, и кончалось это тем, что она лежала и ласкала себя, мечтая о нем. И делала себе этим только еще хуже, вскоре уже без особого стыда она откровенно мастурбировала на его образ. “Это только фантазии”, - уверяла она себя: “Что в этом плохого? Это же понарошку”. В отчаянии она воспользовалась подвернувшейся возможностью и решилась на вещи, о которых боялась раньше даже думать, прогулки по парку с книгой – хреновая отмазка, но ничего больше не пришло в голову и казалось, это помогло, но…

Но сегодня она осознала, что принадлежит Диме душой и телом. И он теперь знает об этом. Развязка неизбежна, и ничего не изменить. Боль снова нахлынула, но слезы ничего не решили. Выхода не было, если только… Она достала телефон помялась немного и вызвала знакомый номер.

- Привет. Я в дерьме по уши, не знаю что делать

- …

- Да, Дима. Ты была права, он все понял.

- …

- Я так не могу

- …

- Тоже не могу. Не знаю, но я чувствую, что если это произойдет, я буду презирать себя, а если нет - буду жалеть, и в конце концов, все равно это сделаю

- …

- Да ты права, так и поступлю

- ...

- Наверно. А куда мне еще податься?

- ..

- Ближайшие дни не смогу, извини. Потом сочтемся, без тебя я бы сорвалась, спасибо за все. Да, спасибо за книгу, вначале было какое-то неприятие, потом втянулась. Надеюсь это не то, что ты от меня хочешь?

-…

- Хорошо. Прости, что не приеду. Пока-пока.

Вика подошла к окну и уставилась на унылый осенний пейзаж. Когда все это началось? Да, похоже тогда, когда он был совсем голый, надо было отвернуться, надо! Но она так зла на него была за сестру, а он стоял на коленях перед ними, униженный и жалкий. Надо было отвернуться и уйти, оставить их одних. Ненависть – плохой советчик, она поначалу хотела видеть, как он унижается, это казалось правильным. А потом, все переменилось: враз, быстро. Злорадство как-то быстро прошло, и она уже пялилась на его чертов хрен, приличных размеров член. И хорошо помнила, о чем вдруг подумала тогда: “Если Юля его не простит, он должен быть мой“ И в отчаянии сделала то, что сделала. Ну зачем, она сказала те слова, зачем?! Ведь Дима ничего не забыл и теперь возьмет за все по полной.

***

Идеальный план (продолжение)

- Удачно? – хищно оскалившись, поинтересовалась Юля. Можно было и не спрашивать, муженек прямо сиял.

- Более чем – Дима скинул трусы и подошел ближе к супруге, что так соблазнительно лежала перед ним - всего чуток полапал, а она так разошлась…

- Хорош, я сейчас ревновать начну и ты вот это не получишь - Юля бесстыдно раскрылась перед ним – Иди-ка ты сюда!

- Юль, ну без обид, сама же просила - он привычно устроился у жены между ног, закинув их себе на плечи – Ты права, во всем права. Я мог бы взять ее без проблем вообще, красная вся со стыда, а при том млеет, я не проверял, но походу она мокрая вся, скромница блин, горячая су.…

- Блин заткнись уже, а?! – в глазах Юли вспыхнул недобрый огонек

- Прости.

Он замолчал и приступил к делу, вошел в нее решительно и глубоко, так что опытная Юля ойкнула, но Дима не обратил на это внимания. Он не занимался с женой, любовью, он брал ее, долбил, трахал, словно что-то хотел доказать ей или себе. Он перевернул Юлю и поставил раком, не очень-то деликатно, но она даже не пикнула, понимая, что похоже мужу надо просто выпустить пар или? Не об этом лучше не думать, не думать. И все же… Муж после пары минут интенсивной долбежки резко сбросил темп, когда Юля обернулась.

- Все в порядке?

- Супер…Я попку сегодня помыла,… хочешь? – запыхавшись, пробормотала жена.

- А то… - не теряя времени, Дима быстро воспользовался предложением.

Сначала медленно, потом быстрее он принялся сношать Юльку в анал, попочка у супруги была уже им прилично растрахана, но он прекрасно понимал, что распечатали ее задолго до него. Этот вид секса с самого их знакомства не был для нее чем-то трудным или противным. Да это вначале настораживало, но Юле он верил. Даже больше чем себе, а что было до него – так и хрен с ним. Она не скрывала, что мужчин у нее было много, но выбрала-то она его.

Дверь тихонько приоткрылась и сквозь щель Вике открылась сцена достойная порнофильма: Дима размашисто драл в зад стонущую Юлю, что помогала, себе пальчиками. Девушка так и замерла завороженная зрелищем. Юля повернула голову, встретилась взглядом с сестрой и развратно улыбнулась.

Вика отскочила в сторону и на цыпочках вернулась к себе, прикрыв дверь и не дойдя до постели, она остановилась как вкопанная и закрыла рот, чтобы не закричать, слезы брызнули из глаз. Все части головоломки сложились, все стало ясно: почему отец лишил любимую дочь наследства и почему Дима вдруг переменил к ней, Вике отношение. Но не отец, не Дима и даже Юля не знали всей правды. А Вика знает, но что толку? Да, Юля вела и ведет себя недостойно, но разбить семью? Стать разлучницей, потерять навсегда сестру? Она так Диму любит, ребенка хочет ему подарить. Может надо бросить все и туда съехать? А там… тяжело будет, но Юля же так смогла! А это проще, много проще… И не одна буду… Но когда он рядом… Ну почему все так?!

Дима уже немного подустал, и скосил взгляд на Юлю усиленно работающую пальчиками - хорошо, но по ходу пора заканчивать, завтра на работу. “Милая, я почти” – шепнул он жене. Частые продолжительные и интенсивные сношения повысили его порог чувствительности и ему, словно порноактеру требовалось усилие, чтобы кончить. Он настроился, положил Юле руки на грудь и немного увеличил темп, мял ее сиськи быстро приближаясь к кондиции. Он мог ничего и не говорить, Юля чувствовала завершение, муж почти всегда кончал двигаясь в одном темпе. “Как на съемках порно”, - подумала она, когда Димин член, наконец-то запульсировал внутри ее ануса и теплая струя ударила внутрь. Она сама была на грани, и ритмично подергивая задом вверх-вниз, доработала пальчиками. Волна наслаждения накрыла и понесла, заставила тело выгнуться, а колени дрожать. Все было так ярко, так чарующее, он дал ей то, что она хотела, как и всегда, как и должно быть, у них все получится, у нее все получится.

Дима вышел из нее и плюхнулся рядом, лежа на боку, он нежно гладил супругу по спине, причмокивая губами плечи и руки, затем помог перевернуться и поблагодарил, поцеловав в губы.

- Спасибо

- А ты сегодня жеребец – засмеялась Юля, игриво ткнув мужа пальчиком – это Вика тебя так завела?

- Есть немного – признался Дима – ты была права походу

- Ты уже говорил – отрезала Юля

- Прости, тебе наверно неприятно это слышать.

- Отнюдь, лучше, так чем… Вот скажи честно: хочешь ее? Только честно.

- Да, хочу – пристальный взгляд Юли не оставлял возможности соврать.

- Хорошо – она нервно сглотнула, собираясь с мыслями и продолжила – Я не злюсь на тебя, не стесняйся этого. Вика привлекательная и чувственная, ты должен хотеть ее. Пойми, я не хочу испортить ей жизнь, наоборот. Здесь с нами она несчастна, ты ведь это понимаешь? Теперь понимаешь

- Да, понимаю

- Помоги ей, помоги всем нам. Знаешь, я просто могла попросить ее съехать, она сама готова была на меня квартиру переписать.

- Так почему ты отказалась?

- Это бы испортило бы ее отношения с отцом. К тому же не решило бы проблемы. Нужно чтобы моя сестра переболела тобой. Лекарство будет горьким, уверена, она сейчас лежит там у себя и плачет. И это только начало…

- Жалко ее, может можно как-то по-другому?

- Ну, скажи как? – Дима замялся – Верь мне, я только добра ей желаю, нам всем. Сейчас она еще вся в иллюзиях. Она должна осознать и сделать выбор.

- Ты заставишь ее выбирать между тобой и мной?

- Все верно, заставлю. Ну, может у тебя есть идея получше?

- Нету - согласился Дима – жаль ее, но я не хочу тебя потерять.

- Ты о чем? – она уставилась в упор на мужа – Говори, что между Вами было.

- Не знаю, это было так неожиданно, она сама такая и ее реакция… Я забылся, только об одном думал, она молодец, собралась как-то и выгнала меня – он замолк

- Так о чем – спросила она после паузы.

- Что?

- О чем ты думал? Что ты хотел с ней сделать?

- Юля, пожалуйста, тебе больно будет это слышать.

- Мне уже больно, говори! Что ты хотел с ней сделать?!

- Трахнуть – он выдохнул. Все, вот - сказал -  Хотел приподнять ее, бросить на стол, задрать юбку, сорвать трусы и трахнуть! И трахнул бы, если бы она не остановила.

- Ты, ты… - Юля тяжело задышала и отвернулась. Он подождал, пока Юля успокоится. В такие моменты супругу лучше не трогать. Глаза Димы уставились в потолок. “А если, что если” – вертелась дурная мысль назойливой мухой. Он решил прогнать ее, сосредоточившись на Юле. Но тут всплыли другие вопросы, он вспомнил, что сказала ему мать, впервые увидев Юлю, и эту ее внезапную размолвку с отцом. Она потребует сейчас абсолютной преданности, а он ведь многого о ней не знает.

 - Мне очень стыдно, это больше не повториться – уверил Дима, когда жена успокоилась.

- Да, это мой косяк, не продумала, ситуация застала вас двоих врасплох – Юля была дипломированным психологом и хоть она прежде никогда не распространялась о работе, сейчас он видел, что платят ей не зря. – Я вообще не думала, что Вика с первого подката заведется, чем ты ее так?

- Да ничего особенного – помялся Дима, он был рад, что жена сменила тему, но побаивался теперь сообщать подробности. Лишь увидев требовательный взгляд, продолжил – Так, в шейку и ушко, как ты любишь, ничего такого…

- Ну, ты даешь. Это хорошо, что ты плохо баб знаешь, я бы заревновала – рассмеялась она. У меня пациентка была, что натурально кончала, когда приятель ей мочки ушей ласкал. Он, придурок, потом как-то неудачно пошутил, типа: “Уши у тебя грязные”

- И что?

- Разошлись в итоге. Как не пыталась, но после того случая она уже не могла с ним кончить. Вообще ни разу. Такая вот хрень.

- Вот блин…

- Да, мы - существа ранимые – рассмеялась Юля, потрепав Диму по голове – я не сержусь, молодец, что все рассказал.

Она выключила телевизор, погасила свет и быстро уснула, обнимая супруга. Диме не спалось, и как не пытался он, все мысли были о Вике. Что-то крутилось – вертелось в голове, ускользая от понимания, пока он не осознал суть его влечения к девушке.

Вика была другой: нежной и искренней, отдающейся страсти без остатка. Юля была прекрасной любовницей, мужчины мечтают о таких, но все, что она делала, было лишь качественной отработкой. Вот, наконец, он подобрал нужное слово. Трахая Юлечку во все дырки, он словно в порнофильме снимался, точно именно так. Ей почему-то обязательно надо было его ублажить, лишь потом она думала о себе. Может она считала это компенсацией за то, что он был у нее под каблуком? Или просто не умела иначе?

Он вспомнил слова матери, после первого знакомства с Юлей.

- Девушка неплохая, и нравишься ты ей, но ты уверен, что это твой уровень?

- В смысле?

- Эх, мужчины. У нее шмотки брендовые, и это так, на первый взгляд. Уверена, она на широкую ногу живет, не думал, откуда деньги? Она вроде как еще учится?

- Она говорила, что подрабатывает, да и специальность у нее денежная, кажется.

Мама была права, Юля действительно ни в чем себе не отказывала и спускала всю свою немаленькую, в общем-то, зарплату. Какая уж тут ипотека? Поженились они сразу после ее защиты, уже потом она и не сразу на сегодняшнюю должность устроилась. Действительно: откуда тогда были деньги? И трахается как порнозвезда. Сегодня он понял, что Вику совсем не знает, но с Юлей он три года живет, а знает не намного больше. Ладно, раньше надо было думать, нравится – не нравится, а придется дать ей, что она хочет.

Пару дней он выжидал, лишь изредка бросая в сторону Вики нескромные взгляды, но она их как будто и не замечала. Все как объясняла Юля: Вика будет пытаться себя убедить, что произошедшее было лишь мимолетным импульсом и что все будет как раньше.

Наконец он выгадал момент, когда Вика мыла посуду и легонько прихватив ее за обнаженный локоть, ласково чмокнул в щеку.

- Спасибо

- За что? – пальцы Вики с силой сжали намыленную тарелку, та выскользнула и упала в раковину.

- Я не знал, какая ты. Теперь знаю – вкрадчиво проговорил он – И хочу узнать лучше – ее губы лобызнули Вику у основания шеи, а рука легла на грудь.

- Не надо… Юля увидит – этот поцелуй помимо воли разбудил в ней свежие воспоминания. Они были столь приятны, сколь и позорны, и легкий румянец залил щеки. Пока еще легкий.

- Она сериал свой смотрит. Брось, ты же хочешь.

- Уйди! – вдруг внезапно твердо отрезала она.

- Хорошо – как бы равнодушным тоном ответил он. Уходя он внезапно обернулся. Вика смотрела ему вслед, ее губы дрожали, а по щеке медленно катилась одинокая слеза. Дима наигранно улыбнулся и отвернувшись быстро вышел из кухни. Он не видел ее, но знал, что сейчас она, зажав рот рукой, рыдает в голос, и именно он - причина этой боли.

И дальше он будет делать ей все больнее и больнее, он будет для нее проклятьем потому, что такова его роль. Юля дергает за ниточки, он лишь орудие. Так бы он хотел думать, уверить себя, понимая, что это уже неправда. Юля чертовски права: все изменилось и назад дороги нет. И хоть он не в силах выбрать, что делать, он может выбрать как.

- Ну что наша принцесса? – язвительно поинтересовалась супруга. Как же ему вдруг захотелось дать чертовке пощечину, сейчас, наконец, дать ей отпор, завалить на диван и прямо в лицо прокричать: Не смей! Ты о ней ничего не знаешь, не знаешь!

- На грани. Юля, может прекратим? Мне так гадко от всего этого. Она ведь не дрянь какая-нибудь…

- Надо Димочка, надо! Видишь, как ты уже о ней говоришь. А что мне делать? Ждать когда ты опять меня обманешь? Как тогда перед свадьбой? Мне очень трудно было тебя простить, Вика даже умоляла меня тебя бросить.

- Юля прости, один раз я оступился, всего один раз.

***

Искушение

Три года назад.

Весна. Пора влюбленности, пора надежд. Последний год учебы, они с Юлей пишут диплом, он свой, она свой. Она психолог - он программист, она настраивает людские души - он бездушные железки. Они разные, она решительная - он робкий. Дошло до того, что Юля сама предложила взять ее замуж. Он бы наверно еще полгода тянул или больше. Да она временами была не подарок, он понимал, что станет при ней подкаблучником, но как порой с ней было хорошо!

Были вопросы к ней, конечно были, и порой он думал: не спешит ли он, точно ли она - та самая? Он ведь не так много женщин знал, а длительные отношения были только с Юлей. Страсть поутихнет, а что останется? Хватит ли этого? А он немного в жизни видел, и если вдруг он встретит кого-то еще, ту, что снова заведет его, заставит неровно дышать, то устоит ли он? И самым неприятным был вопрос: а надо ли? Он Юлю любит - это бесспорно и будет любить так или иначе, это не пропадет без следа, он почему-то в этом уверен. Если аккуратно, если она не узнает, если той, другой нужно то же самое – лишь краткий миг, лишь мгновенье запретного, просто чтобы почувствовать все снова? Он бы ей подобное простил, но простит ли она? Юля - богиня постели, грех жаловаться, но ведь все приедается, верно? Верно?

- О чем задумался милый? Ты будто не здесь, мне немножко обидно.

- Прости. – Они сидели, болтали о разных пустяках, Вернее Юлька болтала, ее невозможно было остановить. Это немного напрягало, и он пытался расслабиться, глядя на бесконечно бегущую воду. Веяло холодом, небольшие льдины проплывали мимо. Чайки катались на них как на плотах и резко с криком взлетали напуганные внезапной темнотой, когда льдина заплывала под мост, затем пролетали немного назад, садились на следующий белый островок, и все повторялось вновь. “Тьмы не видишь, пока она внезапно не окружает тебя целиком, но почему-то упорно думаешь, что в следующий раз будет по-другому “ -  подумалось Диме: “Странное ощущение, с чего вдруг?” Юля не мешала, внезапно у нее зазвонил телефон, весьма кстати.

- Слушай, мне Машка звонила у нее проблема с какой-то камерой, глянешь?

- Когда?

- Прямо сейчас, ей очень надо. Выручишь?

- Хорошо – он был рад на время расстаться с Юлей. Последние дни ему было как-то не по себе, возникло странное чувство, обреченности что-ли. Будто-то все решено за него, и нужно просто плыть течению

Маша была лучшей подругой Юли, девушки были очень близки, часто Дима наблюдал, как они кружились вместе в некоем подобии танца, и порой Маша игриво целовала подругу и шептала ей что-то на ухо, заставляя краснеть. Воображение дорисовывало Диме недостающие детали, но он понимал, что если что-то и было, то это уже в прошлом.

Маша была достойна внимания: милое личико, красивая хоть и силиконовая грудь, аппетитная упругая попка, плоский живот, выраженная талия, стройные ножки. Девушка была несколько развязной в обращении и создавала впечатление доступной женщины, при этом оставаясь наигранно холодной, когда сам Дима оказывал ей знаки внимания.

Он был впервые у нее дома, хозяйка была одна, и встретила гостя в коротком халатике, под которым, как был уверен Дима, ничего не было.

Он быстро решил проблему с драйвером и девайс заработал. Маши хлопотала на кухне, и Дима решил оглядеться. Комната были чисто прибрана, пожалуй слишком чисто. Шкаф, диван, ноутбук, HD вэб камера, стол, телевизор. Все прочее убрано. Оглянувшись, Дима дернул дверцу шкафа – заперто. Конечно. Как же еще? Он взглянул на стол: под тканевым ковриком прижатым пепельницей что-то было. Точно, ключ! Он огляделся: Маши не было, он вставил и повернул ключ, дрожа от волнения, приоткрыл створку. Там было именно то, что он ожидал увидеть.

Она поблагодарила парня за работу, угостив попутно чашкой горячего шоколада. Понемногу отхлебывая, Дима сидел в кресле, Маша расположилась на диване, закинув ногу на ногу и выставив напоказ обнаженное бедро, которое он видел второй раз в жизни.

***

Жара

Четыре года назад.

Летом вся троица отдыхала на пляже, и Дима как не пытался, не мог оторвать взгляда от Маши дразнившего его своими формами, чуть прикрытыми полосками ткани, впрочем, не он один, купальник и впрямь был весьма смелым. Маше это нравилось, и пошушукавшись, подруги подкатили к лежащему Диме.

- Я тебе уже не нравлюсь? – поджав губки, спросила Юля

- Нравишься

- А теперь? – Юлина рука скользнула по его груди, потянулась вниз и остановилась у самой резинки трусов. Дима судорожно сглотнул, хорошо, что теперь такая мода на плавки, со стороны ничего почти не видно

- Сможешь устоять? – Рука Маши повторила за Юлей, но в конце ее пальцы как бы случайно чуть подняли край резинки – ой, извини – она игриво отдернула руку.

- Не смог – констатировала Юля, быстро оттянув и опустив резинку. Подруги хихикнули, оценив результат.  Дима огляделся по сторонам: вроде нет, никто на них особо не таращится, они в стороне и народу немного. Полдень почти, жара, алкоголь – развезло девчонок

- Ну, прости. Оп! – Маша на пару секунд обнажила перед парнем грудь – это компенсация.

- Ух ты какая! Это мой вообще парень – возмутилась Юля

Маша что-то шепнула подруге, и девушки легли на бок слева и справа от него, прикрыв обзор. Лежа на песке нельзя было увидеть, как их шаловливые руки гуляют Диминой груди и животу, впрочем формально все было в рамках приличия. Но вот Машкины пальцы пару раз залезли под резинку, потом Юлины. Член стоял колом и казалось хотел порвать ткань. Дима заерзал, что угодно на свете он отдал бы за возможность сбросить плавки, раздвинуть Маше ноги, решительно оттянуть лепесток ткани, чуть прикрывающий горячую и влажную Машкину сущность, войти в нее и долбить, долбить! Не обращая внимания ни на что…

Затем резко покинуть раззадоренную Машу, не дав ей кончить. Подтянуть к себе сопротивляющуюся Юлю, что до поры в ступоре смотрела бы, прикусив себе губу до крови, как он пялит ее подругу. Заломить Юле руку и сдвинув ткань в сторону трахать размашисто и энергично, дождаться, когда она разомлеет и не дать завершить. Просто резко вырвать из нее член и энергично дроча излить себя на Машкин живот. Наклонить Юлю и заставить слизать все начисто…

Ничего из этого не произошло, хоть так надо было сделать, хоть раз побыть мужиком и наплевать на последствия. Он понимал это теперь. Юля проверяла его и поняла, что сможет вертеть им как хочет. В реальной жизни он тупо и постыдно кончил в трусы. Они конечно извинились, и ночью Юлька даже попку ему подставила, что тогда случалось крайне редко, но… Но он ничего из этого не забыл, как не пытался.

***

Искушение (продолжение)

Да, такое не забывается, и сейчас у Димы представилась возможность немного отыграться. Так, по крайней мере, он думал.

- А давно ты на вебке моделью работаешь? – спросил без обиняков и подводки

- Дольше чем хотела бы – как ни в чем не бывало призналась она. Как тебе моя коллекция дилдаков? – она усмехнулась – ключ немного не там лежит.

- Ты камеру для работы купила? – промямлил Дима. Он был растерян, что Маша ни сколько не смутилась.

- Да, и неплохо было бы опробовать в деле пока ты здесь, может поможешь чем – она игриво перекинула ноги как хорошо в известной сцене

- Ты играешь со мной? – недоверчиво пробормотал Дима

- Да нет, просто хочу отблагодарить – она улыбнулась, поглядев на Диму, он чуть двинулся. Маша поняла, что у него уже начал вставать – Ты мне помог, все сделал, и я помню, что было летом. Мне жаль - призналась она и вкрадчиво добавила - Немного.

- Нормально. Я не злюсь на вас даже…

- Даже приятно, верно? – ухмыльнулась она - Брось. Не надо изображать правильного парня. Ты ведь уже представлял, как они двигаются внутри меня? Думал, как киску растягивают и попку. Ты ведь иногда жаришь Юлю в попку?

- И что?! – вдруг резко ответил он.

- Скоро начнется шоу, ты можешь смотреть. Если будут хорошие чаевые, увидишь всю мою коллекцию в работе – она сделала паузу и добавила - Все это время тебе желательно будет сидеть на месте ровно, иначе попадешь в кадр, так что если нужно в туалет сбегай сейчас – ее тон враз поменялся на деловой и несколько отвлеченный, и Диму это задело.

- С чего ты решила, что я соглашусь?

- Малыш, ты уже согласился – она приветливо улыбнулась, показав, что шоу будет и для него тоже – Ты не убежал, не возмутился, не назвал меня шлюхой. Нет, ничего подобного. Ты ерзаешь в кресле, и не потому, что у тебя встал, ты ищешь себе оправдания, чтобы остаться – говоря эти слова, она встала с места, подошла к Диме, оперлась руками на подлокотники, и уже нависая над сидящим парнем, закончила фразу – Ты же смотришь девчонок на компе, а тут все будет вживую, а что до Юли, так ты типа на мальчишнике. Ну, как-то так.

Она привстала, отошла назад и медленно, глядя Диме в глаза, принялась развязывать халат. Вот полы медленно разошлись, обнажив округлые купола силиконовых грудей, снизу все было идеально гладко, это явно был лазер. У Юли киска тоже была им обработана, но лобок она периодически брила и подстригала, иногда Дима охотно ей помогал. Мягкие пухленькие дольки манили и звали, просили их раздвинуть, заглянуть внутрь, потеребить, приласкать маленький и пока еще совсем незаметный бугорок.

Маша стала стягивать халатик, игриво обнажив плечо, потом другое, и наконец, выскользнула из одежды и встала перед ним нагая, но гордая и казалось немного холодная. Шоу началось. “Она профессионалка и просто будет качественно делать свою работу, это не затронет нас с Юлей, глупо отказываться, просто глупо”, - успокаивал себя мысленно Дима

Постояв немного, она повернулась спиной, подошла к шкафу и повесила халат на вешалку, будто была в комнате одна.

- Я отойду на минутку – робко попросил Дима

- Хорошо – приветливо улыбнулась Маша, повернувшись в пол-оборота. Подстрой, пожалуйста, камеру, я толком еще не разобралась.

Вскоре они уже деловито настраивали аппаратуру, Дима менял режимы, наводя фокус на обнаженное Машино тело, и вот, наконец, все заработало как надо. Дима с удивлением осознал, обнаженное женское тело рядом его совсем не смущает, даже эрекция немного спала.

- Молодец - игриво подмигнула Маша и быстро повернувшись, наклонилась вдруг вперед, раздвинув ягодицы.

Дима узрел эту завораживающую картину вначале на экране ноутбука, но быстро обернулся, Маша продолжала стоять не шелохнувшись, голова была повернута в его сторону.

- Поймал фокус? – смеясь, поинтересовалась она

- Более… чем – пробормотал растерянно Дима.

- Это за труды, нравиться ракурс? – Ее дырочки были изрядно попользованы, но не потеряли привлекательности, малые половые губки были небольшие и органично обрамляли зияющий раскрытый вход. Анус тоже был приоткрыт и окружен чуть сморщенным светло коричневым колечком приличного размера. Дима живо представил, что туда может поместиться и нервно сглотнул. Маша вдруг прекратила показ и жестом показала на кресло.

- Супер! – признался Дима

- Ничего не хочешь добавить?

- Ты очень привлекательная.

- Дима ну что за хрень, скажи прямо: не фига у тебя очко раздолбано! – возмутилась Маша

- У тебя очко в хлам раздолбано, никогда такого вживую не видел – признался он

- Издержки профессии. Если будешь хорошо себя вести, будет бонус: насажусь на большой дилдак, тот самый коричневый.

- Он же огромный! Это больно?

- Уже нет. Ты же Юлькину попку пользуешь, должен знать, что и как.

- Она там не целка конечно но…

- Ну, давай, спроси! – перебила она его

- Что спросить?

- Блин, ну ты что выделываешься. Да бл… Юлька этим тоже промышляла, вместе обычно в сети работали, а ты думал, она заочно всему научилась? Она из-за тебя это бросила, так то.

- Может мне не стоит? – погрустнел Дима

- Брось, это не измена, просто шоу, наслаждайся пока можно. Я не скажу ей ничего и ничего не попрошу от тебя потом.

- Ладно.

- Вот и хорошо

- Ты спала с Юлей? – неожиданно спросил он

- Да, а что? – сразу призналась Маша.

- Да так.

- Не парься, все прошло – грустно призналась она

- Извини.

- ОК, поехали. Включай трансляцию!

***

Спор

Юля всегда добивалась своего, так или иначе. Дима как-то сразу привлек ее внимание, сначала это был трезвый расчет, нужно было как-то устраиваться после учебы, а пахать как папа Карло на работе, потом еще жопой крутить перед камерой - это не вариант. А ограничивать себя не хотелось, привыкла. Дима был хорошим вариантом, ему светила высокооплачиваемая работа, к тому он был из простой семьи и привык жить скромно. И парень был податливый, мамочкин сынок, идеальный подкаблучник в перспективе.

Она не планировала влюбляться по уши, но так получилось. Она обещала бросить все ради него, но иногда все же не сдерживалась. Лишь когда вопрос встал ребром… Увы, за все надо платить. Сама виновата, заслужила.

Новый расклад обострил ситуацию, она любил, он любил, но теперь права на ошибку у нее не было. Она не просто должна быть в нем уверена, нужны были гарантии. И она придумала беспроигрышный план.

- Привет красотка, вся цветешь! – Маша обняла подругу, чмокнув в щечку

- Спасибо. Мы с Димой женимся.

- Ух, ни фига себе, поздравляю – крепко сжав Юлю в объятиях протараторила Маша.

- Слушай, дело есть. Надо Диму поверить. – Юля как то посерьезнела.

- Можно – с полуслова поняла она подругу, - Но ты с огнем играешь.

- Я отблагодарю, помнишь, я тебя подставила

- Да, помню, но это ерунда, я простила давно, ты знаешь.

- Если проиграю - сделаю то, что должна была тогда и деньги пополам как тогда

- Юль может не надо, мало ли что, вдруг травму получишь? Мне это запросто было, сама знаешь.

- А с чего ты решила, что выиграешь? – обиженно отпарировала Юля.

- Ладно, по рукам, разбей. Все равно тебя не отговорить, как вижу.

- Спасибо

- Не благодари, прошу, я все для тебя сделаю, но прошу: не благодари.

- Ладно. Прости, ты понимаешь, что…

- Тс. Я знаю, ты пыталась, но он украл тебя у меня, и у меня будет мотивация

- А на это и рассчитываю.

- Жестко

- Зато честно. Я многим ради него пожертвовала, не имею права ошибаться. Отец пригрозил, что из квартиры выгонит, если я нарушу обещание.

- Поживешь у меня если что.

- Надеюсь, до этого не дойдет. Ой. Прости.

- Ничего. Иди сюда – Губы Маши вдруг нашли и пьянящим поцелуем прервали диалог. Прохожие озирались и пялились, но им двоим было все равно. Что-то красивое и позабытое возвращалось из небытия, но Юля усилием воли захлопнула дверь.

- Не нужно было. Слушай мне безумно жаль, я рада бы тебе отдаться, если бы это помогло, то ты же понимаешь, что он никуда отсюда не денется – Юля положила руку нас сердце – Будет только хуже, поверь.

- Ты такая сладкая, извини это в последний раз

- Ладно, я все понимаю. Давай прогуляемся, редко видимся. Все прошло, но это не значит, что я по тебе не скучаю.

- Подруги?

- Подруги! – и рассмеявшись, они, взявшись за руки, побежали прочь от любопытных глаз навстречу весеннему ветру.

***

Искушение (окончание)

Шоу шло своим чередом: сначала Машка бесстыдно раздвинув ноги, демонстрировала зрителям себя во всей красе, но это был пока разогрев, антенна Lovense призывно торчала из киски. Зрители подваливали, комната поднималась в рейтинге, ставки повышались. Она стала ласкать себя и внезапно получила мощный заряд, тело затряслось, глаза закатились, а пальцы яростно продолжали работу, пока жесткий оргазм не опустошил ее.

- Постоянный клиент, мать его - Маша тяжело дышала, приходя в себя. Но круто было, ты норм?

- Да супер, блин – признался он

- Сейчас дилдаки пойдут – она прервалась и смотря Диме прямо в глаза высказала - Можешь вынуть, не проблема – увидев на его лице смущение, она снисходительно улыбнулась и продолжила - у тебя брюки вот-вот порвутся, штаны хоть сними, вредно это. Меня семейными трусами не испугаешь – рассмеялась Маша.

Дима послушался совета, Машу и вправду ничуть не смущала его эрекция. Дома у нее было жарко, ведь как всегда весной, отопление работало на полную мощь. Он сбросил с себя все кроме трусов.

Маша тем временем, достала из шкафа и выложила перед зрителями набор дилдо. Потом взяла самый маленький и легко заглотила целиком, крупным планом демонстрировав зрителям глубокий минет. Хоть Дима разделся, ему было чертовски жарко, заламывая руки, он тщетно боролся с искушением залезть себе в трусы, которое стало совсем нестерпимым, когда чертов кусочек крашеного пластика легко раздвинул девушке половые губы и ворвался внутрь. Она все поняла и молча кивнула, и не силах больше терпеть, Дима наконец запустил руку в трусы и принялся мастурбировать.

Тем временем место дилдака занял его собрат побольше, чаевые приходили с завидной регулярностью, заставляя секс игрушку вибрировать, впрочем, не слишком сильно, Маша отвечала, внемля виртуальным ласкам, но не впадала более в экстаз.

- Доставай уже – вкрадчиво прошептала она. Все равно все видно, сейчас анал начнется, есть заказ, а я кураж поймала, кажись. Покажи, это будет мне как вдохновение – рассмеялась она

- Хорошо – он как-то без особых колебаний выскользнул из труселей, отбросив их в сторону. Он в принципе уже понимал к чему все идет, но надеялся, что Маша сможет контролировать его. Сам он уже давно перешел черту.

- Вау! Какой большой, повезло Юльке – призналась она, развернувшись задом к камере и проталкивая вглубь ануса немаленьких размеров дилдак

- Рад, что тебе нравится – промямлил он очевидную глупость.

- Поработай над ним для меня, мне нужно, пожалуйста, не кончай только, собьешь настрой.

- Сделаю – он вновь возобновил прерванное было занятие. Вечер давно перестал быть томным, уж точно.

Она постепенно растягивала свою попку, увеличивая диаметр дилдаков, Дима смотрел на действо как завороженный не в силах оторваться. Чаевые сыпались как из рога изобилия, он уже привык к их постоянному звону. Наконец пришло время коричневого гиганта. До увиденного ему не шибко верилось, что эта хрень сможет поместиться в Машкиной попке.

Но она вот она хорошенько смазывает дилдак и ставит на пол, примеривается. Поправляет и садится сверху: огромная головка размером с кулак входит практически сходу. Дима нервно сглатывает. Двигаясь вверх-вниз, Маша не спеша покоряет монстра: вот он уже зашел наполовину, вот две трети, но впереди самая широкая часть. Сходу она не идет, Маша сдает назад, и начинает снова скакать на члене с все большей амплитудой. Очко растягивается и дилдак неуклонно пробивает себе дорогу. Внезапно Маша резко садится, и толстенный дилдо целиком проскакивает внутрь. Киска с Lovense с размаху ударяется об искусственные яйца.

Поток чаевых оглушает беспрерывным звоном, Маша приподымается и вновь резко опускается до конца. Еще раз и еще! Выпускает из себя дилдо и демонстрирует зрителям раздолбанную им попку. Разворачивается спиной, вновь садится и долбит и долбит…

Дима все видит, он на грани, он трудом из последних сил держится, чтобы не оттрахать Машку, даже дрочить перестал, чтобы не сорваться. Она заканчивает с дилдаком и вдруг подходит к нему: мокрая, потная, желанная, зовущая. Стоящий колом член приветствует ее, ждет ее. Диме внезапно становится легко - сейчас Маша все сделает. Надо просто ей не мешать

- Ты в кадр попал… Вернее твой член.

- Извини

- Ничего – он вдруг замечает, что его достоинство уже в ее руке – один тип минет заказал, много денег отвалил, если не сделаю, сам понимаешь. Это просто шоу. Можно, мне?

Он не в силах возражать, губы предательски дрожат, слова не слетают с них, превращаясь в кашу, и тогда он кивает

Она пропускает его в себя, проталкивая внутрь. Как, ну как ей удается? Он не силах смотреть и закатывает глаза, затем чувствует, как ее подбородок касается мошонки. Скосив взор вниз, Дима видит его почти всего внутри, Маша улыбается краями губ и игриво подмигивает. Он нежно гладит девушку по голове и улыбается в ответ.

Минет идет с глубоким заглотом, но не слишком интенсивно, она предельно ясно не дает ему кончить. Дима осознает, что Маша намеренно отдает ему право сделать последний выбор.

И он решается и поднимает Машу за подмышки, снимая с члена. Притягивает к себе, губы лакают грудь, требовательно целуют соски. Маша загадочно улыбается, понимая, что там, по другую сторону экрана Юля видит все. Она опускается ниже, и направив рукой член, впускает Диму в себя, он чувствует, как Lovense вибрирует в ее попке - кто-то послал щедрые чаевые. Она двигается ритмично и быстро, он на грани, но терпит, Юлькина школа. Вдруг кто-то посылает много жетонов разом. Машкино тело содрогается в оргазме и Дима помимо воли изливается внутрь. Дрожащей рукой Маша вырубает трансляцию, Юле не надо этого видеть.

- Прости, что кончил внутрь – извиняется Дима. Они только что вышли из душа и Маша собирается сушить волосы

- Ничего – она вдруг замялась, затем бодро продолжила – не парься: я на таблетках.

- Спасибо – он поцеловал ее губы

- Хорошее было шоу – призналась она. Ты сейчас к ней?

- Да, извини.

- Не парься, все хорошо.

- Ладно, ну извини, что сваливаю, реально извини. Я не готов так сразу…

- Дима, она твоя невеста, я все помню, но ты заходи иногда. У-уу? – она скривила губы в похотливой улыбке.

- Зайду как-нибудь – пролепетал Дима и поспешил одеваться. Надо было отмазку еще придумать.

Юля не подала виду, хоть внутри ее все кипело, даже не отказала Диме в постели, впрочем обмолвилась, что возможно простыла. И правда, Дима отметил, что Юля часто шмыгала носом. По идее это был повод самому отказаться от не слишком желанной сейчас близости, но Дима побоялся вызвать подозрение. После секс марафона с Машкой он был выжат насухо, но как следует приласкав Юлю, смог собраться. Он отметил, однако несвойственную ей ранее холодность, однако списал все на простуду, потому все сделал быстро. Юля как то быстро затихла после, эх быть бы ему тогда повнимательней! Но Дима реально валился с ног, потому повернулся на бок, быстро и крепко заснул.

***

Спор (продолжение)

Пальцы дрожали и не слушались, слезы текли градом, утерев сопли, она с трудом собралась.

- Але

- Юля, прости, пожалуйста!

- Без обид, сама виновата.

- Думала он не такой как все?

- Не хами!

- Извини

- Кончай наконец извиняться! Знаешь лучше так, чем после нескольких лет вместе

- Бросишь его?

- Нет. Прощу, но буду приглядывать

- Давай ко мне, я сделаю так, что все вернется

- Маша, я люблю его до одури

- Извини. Ой!

- Ладно. Слушай, если он вдруг к тебе опять намылится, звони, оторву ему башку.

- Не скажешь ему?

- Нет. Лучше отработаю спор.

- Уверена?

- Да это, то, что мне сейчас нужно, так будем с ним квиты. И оттянусь напоследок, как раньше.

- Понимаю, ну пока

- Пока.

Юля закончила разговор и на цыпочках поспешила к спящему жениху. Послышался негромкий скрип, Юля недоверием вновь наступила ногой: тихо. “Хм линолеум вроде, странно”, - но было не до того, и Юля забила на эту странность, вернувшись к себе

Вика выждала, отпрянула от двери и мигом прыгнула в постель. Микрофон на Юлькиной мобиле был слишком громким, и в ночной тишине Вика слышала каждое слово.

Маша ей никогда не нравилась, доступность казалось была написана у нее на лице, симпатичная мордашка в сочетании с точеной фигуркой и непосредственной, порой развязной манерой общения было идеальным сочетанием для… Как хорошо, что у нее теперь Дима, она так радовалась за сестру и что? Блин и что за спор такой? Неужели Маша ее обманула? Похоже на то. Дима конечно кобель, но Юля походу тоже не невинная жертва.

***

Знакомство

Вика сразу увидела в Маше шлюху. Достаточно было первой встречи, Маша тогда притащила с собой бутылку дорогого вина и уже после второго тоста перестала соблюдать видимость приличия, пошли в ход странные шуточки, смысл который Вика толком не понимала и над которыми Юля ржала в голос. Потом Маша как-то невзначай обняла Юлю за талию, и медленно двигаясь вверх, переместила ладонь на грудь.

- А что такого? – рассмеялась гостья – У тебя там что-то другое? Большие, какие. Накладные что-ли?

- Натуральные – почему-то стала оправдываться Вика

- Ща проверим! – Маша вскочила, чуть пошатнувшись и перегнувшись через стол нагло облапала Вику.

- Отвали от меня! – Вика вскочила с места, оттолкнула нахалку, и уже было замахнулась для пощечины, но вовремя заметила, что стол стеклянный. Маша упасть на него и сильно пораниться

- Недотрога, какая! – бросила Маша вслед убегающей из гостиной Вике

- Шлюха! – обернувшись, выкрикнула Вика.

- Не в классическом понимании этого слова, милочка – отпарировала Маша. Она обернулась к Юле – На чем мы остановились?

Внутри Вики все кипело, разгоряченная алкоголем и наглостью Юлиной подруги она бешено металась туда-сюда по своей комнате, потом выбежала обратно в гостиную. То, что она там увидела, потрясло ее. Маша лежала на диване, бесстыдно раскинув ноги и нежно поглаживала по голове Юлю, что усердно трудилась языком над ее киской. Заметив Вику, она игриво поманила девушку пальчиком. На лице Маши уже искаженном похотью светилась довольная ухмылка. Вика отвернулась и медленно, не оборачиваясь, вернулась к себе.

Утром Машу кое-как удалось выпроводить, Вика даже телефон в руках вертела, обещая отцу позвонить. Это был блеф, она никогда бы этого не сделала. Но это, тем не менее, сработало.

- Юля ты с ума сошла, как можно?

- Что?

- Ты знаешь, что – шмотки классные, телефон крутой, продолжать?

- Я же это не украла все! Заработала.

- Как заработала? Признайся честно, ты проститутка? Мне можешь сказать. Если долг на тебе или наркота - папа поможет, он тебя вытащит, пошумит конечно, но простит. Расскажи все! Я же сестра твоя, извелась все, не знаю что думать.

- Нет. Я клиентов за бабки не обслуживаю, Маша тоже, и сутенера у нас нет, успокойся. Долгов у меня нет, и на игле не сижу.

- Юль так откуда все?

- Говорю же: заработала. Раздеваюсь и снимаюсь, фото-видео, платят хорошо, иногда с Машей шоу на вебке устраиваем, это все клянусь!

- Ты порнозвезда?! – ошеломленно вскрикнула Вика.

- Нет, Викусик, с мужиками я не работаю, так соло иногда с дилдаком, пару раз с Машей. Она предложила мне поработать с девушкой актрисой, но я пока не готова.

- Юля, ты лесбиянка? – смахивая слезу, спросила Вика.

- Мне с Машей очень хорошо, но нет, мне парни нравятся, вот только попадаются уроды в основном и мне, и ей.

- Если не любишь ее, зачем?

- Ей это нужно, у нее судьба такая, что… Ее отчим растлил, и у нее не получается толком с парнями. Понимаешь, она больше всего подсознательно боится, что с ее детьми будет, то, что с ней было.

- Потому и переключилась на женщин?

- Нет, она всеядная, кстати в жесткаче снимается, можешь посмотреть Lola blue ник.

- Ладно, но ты поосторожней с ней, хорошо. Я так понимаю, мораль читать тебе уже поздно.

- Да и ни к чему. Это не так гадко как тебе кажется. У тебя роскошные формы, могу дать визитку. Просто эротика, даже не порно, шмотки себе нормальные купишь. Там вообще с восемнадцати, но я за тебя поручусь.

- Нет. Спасибо, но нет.

- Как знаешь, передумаешь - звони, за ручку отведу, туда-обратно, никто не обидит

- Я не смогу, я не такая как ты.

- За это я тебя люблю, повзрослеешь - приходи.

- Ты неисправима.

- Какая есть.

***

Месть

Юля немного нервничала перед съемкой, но злость пересиливала стыд. Она выбрала белье, дала гримерше привести себя в порядок и морально настраивалась, как вдруг в дверь постучали.

- Привет Милош! А вроде же Карл должен был снимать?

- Я за него – чех еще в советское время идеально выучил русский, включая фольклор.

- Хорошо

- Я рад тебя снова видеть. Мы все скучали. Ты ушла внезапно, у меня шок был. Ты на зените карьеры была, фаны форум письмами забросали, он раскалился. Понимаешь?

- Не думала что вернусь, но это только на один раз. Должок отдать

- Слушай, я честно говорить буду, у тебя два-три года есть, два года точно, может чуть больше, если туда-сюда повезет. Потом карьера на спад и ничего не вернется. Ты добиться всего можешь и прямо сейчас, потом - пожалуйста: муж, дом, дети. Не нужно будет года тратить, чтобы на ноги встать.

- Милош, я люблю его, только ради него завязала. Думала все, но он меня сильно обидел.

- Тогда зачем все? Иди к нему, скажи как есть. Пусть на коленях ползет, пусть заслужит тебя.

- Ты не понимаешь. Я не смогу с ним спать, пока это не сделаю. Я пыталась, но ничего не выходит, я как бревно теперь под ним. Если сделаю, тогда мы квиты, тогда я буду такая же, как он, и я снова смогу любить его.

- Ты права: я ничего не понял, но тебе видней. Слушай, ты уверена насчет двойного анала? Может быть больно, ты не девушка там, но и не как Маша.

- Я смогу.

- Будет больно – сразу сообщи, мы все остановим.

- Спасибо. Присоединишься? Ты давно меня хотел, последний шанс.

- Там четыре мужика, да руководить всем надо.

- Где четыре - там и пять, давай на третью сцену спереди

- Ты сумасшедшая, Юля!

- Давай, если будет никак, оставим это, по-другому тебе дам.

- Ладно, уговорила.

Сюжета никакого не было: четыре голых парня выстроились в ряд и мастурбируя наблюдали, как Юля скачет на большом красном дилдаке, растягивая до предела попку. Камера сделала крупный план и показала Юлино лицо искаженное гримасой боли и похоти.

Поначалу действительно было больновато, она уже отвыкла от таких размеров, но постепенно она адаптировалась и постепенно наработанные навыки возвращались. Она взяла дилдо поменьше и аккуратно заполнила им всю глотку, затем поморщившись, вставила его себе в киску. Помимо части шоу, это была еще и проверка и подготовка, большое дилдо по параметрам примерно соответствовало двойному аналу, А все вместе симулировало тройное проникновение. Так меньше шансов получить травму, актеров контролировать труднее, сразу ведь съемку не остановить.

Но, кажется, все получалось - Юля удовлетворенно увидела, как оба дилдо вошли, наконец в нее до конца и Милош смог дать парням отмашку. Четверо актеров обступили приветливо улыбнувшуюся им женщину, почти сразу же один членов оказался у Юли во рту, она продолжала, долбить себя малым дилдо спереди, не слезая при этом с большого. Двое других участников без особых церемоний вложили ей члены в руки, и она тут же принялась усердно их надрачивать. Тот, которому она делала минет, вдруг притянул ее за волосы и не отпускал до того момента как она проглотила его бойца целиком. Юле было тяжело дышать, слюни обильно стекали по подбородку, но она не сопротивлялась, наоборот, упрямо проталкивала член внутрь себя, не забывая уделять внимание соседям слева и справа.

Последний участник шоу, приподнял и прогнул Юлю, позволив обоим дилдо выскользнуть, крепкие мужские руки раздвинули ей ягодицы, и камера крупным планом показала зияющие дыры. Раздолбанный анус не успев закрыться, с ходу принял в себя возбужденный член. И хоть он был размером поменьше, от быстрой и яростной долбежки Юлю передернуло и помимо ее воли немного влаги выплеснулось из раскрытого влагалища. Дав небольшую передышку, ее поставили на колени и мужчины раскрутили карусель.

Игра была очень простой: один участник трахает актрису в зад, трое стоят спереди, одному она делает минет, остальным надрачивает. Примерно раз в две минуты, участники сменяются по часовой стрелке. Юля все же отвыкла, и с непривычки ей было больновато, хоть у Димы достоинство конечно было приличных размеров, но в зад она ему давала не слишком часто. Нет, у нее не было проблем с тем, чтобы делать это каждый день. На съемках ее почти каждый раз драли во все дыры, и даже двойное проникновение она давно принимала без сложностей. И если бы у Димы было пристрастие к аналу, это не было бы проблемой. Но самой попку парню предлагать, чтобы не терять формы - это ne comme il faut, тем более, если она считала, что завязала.

Впрочем, она была уже опытной и быстро справилась с неприятными ощущениями и волнением. Она просто делала свою работу, четко и качественно, демонстрируя на камеру ярость похоти, она мотала вверх вниз головой так быстро, что перед глазами все поплыло. Остановившись и передохнув, Юля продолжила, но уже чуть медленнее.

Участники четко сменяли друг друга но Юля после второй смены уже не чувствовала особой разницы: у одного чуть побольше, другой входит чуть иначе, третий зад долбит медленнее, периодически останавливается и всовывает по самые яйца… Один. Два. Три. Все, последняя смена, теперь будет самое трудное.

Съемку ненадолго остановили, подошел Милош, он уже сбросил одежду, и как отметила Юля, быстро приходил в боеготовность.

- Ты нормально?

- Да я смогу. Думаю и четвертую сделаем со сдвоенным, сяду сверху.

- Хорошо, поехали.

Один из актеров лег на спину и поставил член почти вертикально. Улыбаясь зрителям, Юля уверенно села на него в позиции reverse cowgirl, в растраханную попку он вошел достаточно легко. Она попрыгала пару минут, затем второй актер подошел и тоже начал впихивать свой член Юле в анус. Шло туговато и Милош стоя за оператором, внимательно следил за процессом, готовый в любой момент все остановить. Их взгляды встретились, Юля выждала момент, когда оператор возьмет крупным планом ее промежность и одобрительно кивнула. Боль была несильной, и вот, наконец, оба члена стали потихоньку двигаться внутри, Юля невольно поморщилась, впрочем боль постепенно стихла и она подозвала жестом Милоша. Не спеша и деликатно, он вошел в нее спереди, чуть отклонившись в сторону, дабы оператор мог работать. Юля повернула голову вбок и взяла за щеку четвертый член, в правую руку она взяла пятый, а левой принялась теребить клитор.

И вот свершилось, четыре члена в трех отверстиях! Да, это не рекорд, иные и три в зад принимают, но все же! Да, было не слишком комфортно и больновато, однако Юлю захватила какая-то эйфория непонятной природы: она это сделала! Вдруг даже стало жаль, что она уходит, возможно Милош прав, да и Диме незачем все знать. Она теперь двойной анал освоила! В порнобизнезе это теперь как знак качества. Тело понемногу адаптировалось, и актеры чуть ускорили темп, и Юля отметила, процесс определенно стал ей нравиться, поймав кураж, она даже стала слегка подмахивать, впрочем не слишком сильно. Юля сосредоточилась на своих ощущениях: зад был сильно растянут и потому спереди член сидел достаточно плотно, несильные, но четкие движения Милоша, пальцы, неустанно работающие над клитором, массаж задней стенки членом, копошащимся внутри ануса. А это приятно, блин! Все хорошо, реально хорошо, тепло стало разливаться по телу Юли…

Внезапно Милош и после все остальные вышли и нее, это немного выбило и колеи, но опыт подсказал, что нужно делать. Она подтянула ноги к телу, продемонстрировав на камеру огромную пещеру на месте ануса. Камера поснимала ее в таком положении с полминуты, затем, актеры вновь подошли.

Ее зад снова был заполнен, но теперь уже в позиции full nelson, ноги завели за плечи, раскрыв Юлю полностью, пальцы Юли дотянулись до киски и широко распахнули на камеру розовый бутончик ее сокровенного естества. Актер быстро двигался, долбя ее снизу, Милош подошел и улыбнувшись, несколько раз лизнул ее клитор, Юля громко застонала, волна восторга пронеслась по телу. Камера взяла крупным планом язык Милоша по-хозяйски орудующий в настежь распахнутом влагалище.

Третий участник подошел, придержав Юле голову, принялся резко и глубоко сношать ее в глотку, и хоть член у него было не слишком крупный, Юле пришлось несладко. Несколько минут интенсивного траханья, и ее Юлю снова отпускают. Девушка тяжело дышит, пот течет по лицу, слюна по подбородку. Она улыбается на камеру, затем поворачивается задом и демонстрирует себя крупным планом и во всей красе.

Во время небольшой паузы Милош дополнительно смазывает ее зад, подтирая лишнее. Съемка возобновляется, двое мужчин ложатся на пол валетом, друг напротив друга, соединяя члены вместе. Раздвинув ноги максимально широко, Юля придерживая рукой направляет члены внутрь ануса, садясь сверху. Входят они вначале не слишком глубоко, но здесь этого и не требуется. Юля делает несколько попыток протолкнуть их чуть глубже, нехотя, но тело пропускает их внутрь. Больновато, Юля морщится, но когда камера опускается вниз, кивает Милошу. Сделав паузу для крупного плана, она чуть приподымается, затем, начинает скакать на сдвоенном члене. Оператор вначале подходит ближе, почти тыча в нее камерой, потом чуть отдаляется и ходит вокруг, выбирая лучший ракурс. Заходит сзади и останавливается, снимая ее безжалостно растянутую попку, Юля оборачивается и не прерывая процесса улыбается зрителям. Подходят остальные двое участников и став с боков ловят ладонями снизу трепыхающиеся небольшие груди, она улыбается и манит их пальчиком. И вот уже оба возбужденных члена у ее послушного ротика и она берет их по очереди, охватив губами головку и надрачивая ствол, потом соединяет их вместе и пытается охватить губами. Два месте сверху, два вместе снизу, так не планировалось, но это гениальная импровизация, и потрясенный Милош ей негромко аплодирует. Пальцы актеров скользят по ее телу, опускаются ниже и по очереди теребят ее набухшую, пустую киску пальцами, вправо- влево, вверх-вниз. Наконец один начинает делать это яростно и интенсивно, Юля, сколько может, продолжает трахать свой зад, но вскоре замирает, ее колени сжимаются и распрямляются снова, тело выгибается и дрожит, Юля стонет, лицо искажается похотью, но актер продолжает ее мучить, пока на пол не летят брызги. Тогда он проводит рукой по вагине еще несколько раз, ладонью собирая соки, пока Юля дрожит в экстазе, и поднеся пальцы к ее рту, заставляет вылизать их насухо.

Ей не дают толком оправиться и тащат на диван, двое широко раздвигают ей ноги, а остальные, входят в ее попку, но теперь справа и слева. Юля почти не реагирует, ее глаза навыкате. Члены начинают двигаться, опять растягивая натруженный уже зад. Она приходит в себя и снова получает член в глотку, потом другой, к счастью недолго. Ей дают отдышаться и вытереть сопли.

Почти все. Юлю приподымают и переворачивают задом кверху. Лицо на диване, ноги согнуты, тело на подлокотнике, Мужчины по очереди трахают ее, меняя дырки и мощно кончают, заливая тело спермой, Семенем покрыто лицо, грудь, живот. Пора заканчивать, но вдруг она подзывает Милоша, хоть этого и нет в сценарии.

Режиссер подходит, и она быстро приводит ртом его член в полную готовность, затем залезает на диван и отставляет зад и шлепает себя по ягодице. Милош входит в нее и яростно долбит, меняя место входа, его рука при этом мнет и тискает ее груди. “Внутрь, внутрь” – вдруг шепчет она, и он исполняет, заливая припухшее уже очко спермой. Она поворачивает лицо к камере и раздвинув ягодицы, выталкивает семя наружу. Камера берет крупным планом ее пульсирующий анус и сперму, капающую на пол. Юля машет зрителям рукой, посылая прощальный воздушный поцелуй.

Юля ехала домой в такси и вдыхала аромат белых роз. По легенде она была на дне рождения школьной подруги. Но цветы от лица студии Милош дарил вполне искренне. Было немного грустно, режиссер был прав: этого всего ей будет сильно не хватать…

Поздно. Вика давно уже спала у себя в комнате, а Дима был приветлив и как-то подозрительно спокоен. Он никогда ее не ревновал, это было даже как-то подозрительно. Она было подумала, что Дима ее сегодня не хочет, и забыв политес, она спросила напрямую.

- Ну что молчишь, будем сегодня трахаться? Решай быстрее, я устала, с ног валюсь.

- Отчего нет? – ответил он как-то равнодушно, но она устала и потому не придала этому значения

Она залезла на него сверху и впустила в себя, подумав немного, Юля все же решилась и насадилась на Димкин член попкой, все было до банальности просто - она удовлетворила будущего мужа, чмокнула и завалилась спать: “седьмая сцена снята…”

***

Вербовка

Семь лет назад.

Жара, знойное лето, уже второе лето без мамы, вернее без той, которую она считала мамой, кем Наташа по сути и была. Она казалось, справилась с той болью, учится в ВУЗе, общается, знакомится, просто живет. Первое чувство, первая близость и первое разочарование, обида. И от обиды, от желания отплатить – второй, что вдруг обратил внимание и решил утешить. А потом они вместе стоят и ржут над дурочкой и предлагают повторить, без обязательств, без чувств, и даже без денег. Чего ради, в самом деле: чего ради? Но она соглашается и недолго встречается с тем, кто казался таким заботливым и участливым пока вдруг не узнает, что лишь одна из. Просто одна из дырочек, что он пользует, не давая ничего взамен, лишь пустые красивые слова. И она понимает, что от дырки ожидают лишь три вещи: чтобы удовлетворяла, кормила иногда, а все остальное время сидела в сторонке и не отсвечивала. Она порывает с ним, но не это самое печальное, хуже то, что она перестает верить людям, а без доверия, какие отношения?

Она пришла на рок-фестиваль развеяться, в надежде, что там возможно случится что-то хорошее. Но ничего не происходило, даже не подходил никто. Да, Юля была красива, но теперь от нее за версту веяло холодом и парни не подходили, боясь услышать отказ. Страшно хотелось курить, но чертовы организаторы запретили сигареты на площадке. Может так и лучше, последнее время она курит слишком часто. От нечего делать Юля посматривала по сторонам и приметила интересную пару.

Девушка была красива и со вкусом одета, вела она себя немного развязно, впрочем в рамках приличий. Парень с фотокамерой на шее был хорош: широкоплечий, ухоженный с приятной, немного смазливой внешностью. На вид – между двадцати пятью и тридцатью, она моложе, но старше Юли года на три. Поболтав о чем-то с парнем, она кивнула в сторону группы трех подружек, что стояли неподалеку.

Фотограф кивнул в ответ, словно беря под козырек, и подошел к девушкам. Пару минут он о чем-то трепался, сделал несколько снимков компании и как бы невзначай передал каждой визитку. Он вернулся, о чем-то переговорил с девушкой, затем она указала куда-то вдаль, и он послушно последовал туда.

Так продолжалось некоторое время, Юля уже не смотрела представление, она пялилась туда, это было заметно, и в итоге обернувшись в очередной раз, она поймала ее взгляд. Она смотрела на нее с каким-то непонятным интересом, словно оценивала, прикидывала что-то. От этого Юле вдруг стало не по себе, она отвернулась и старательно делала вид, что внимательно смотрит на сцену, как вдруг услышала рядом:

- Если интересно, я и тебе могу дать визитку. – Юля обернулась, незнакомка стояла рядом. Красивая, четкая, знающая себе цену, излучающая уверенность. Такая, какой она сама, Юля, хотела быть.

- А что за… - она не успела закончить фазу

- Смотри – Юля взяла кусочек картона, что девушка так элегантно держала пальцами, словно сигарету. Антон. Художественная фотосъемка. Портфолио. Тематические съемки. Ню. Телефон, прочие контакты.

- Зачем мне? – растерянно пробормотала Юля.

- Тебе стоит сделать портфолио, поверь, я знаю, о чем говорю – сказала незнакомка вкрадчивым голосом, от которого по спине Юли побежали мурашки. Почему-то уже тогда, хоть это и не было озвучено, она догадывалась, о какого рода съемке идет речь.

- Это наверно, дорого – Юля лихорадочно искала способ, отмазаться, и свалить прежде чем вернется Антон.

- Ну, вообще недешево – незнакомка оценивающе осмотрела Юлю. Нет, ее семья не бедствовала, но денег на хорошие, стильные вещи у сестер не было. Юля пыталась подработать на почте, но заработала лишь гроши и вредную привычку, с трудом, благодаря настойчивости отца она обуздала себя и хоть всегда носила с собой пачку сигарет, затягивалась крайне редко. До последнего времени, последнее время, она что-то раскурилась. Тяжело, будто одна в мире, некому душу излить.

- Тогда мне это не подходит – попыталась Юля закончить разговор повернулась и попыталась уйти, как вдруг ощутила чужие пальцы на своем плече.

- Есть способ, сделать все бесплатно, ты ведь хочешь этого.

- С чего вы взяли? – она резко развернулась, и незнакомка одернула руку – За кого вы меня принимаете?! – вдруг распалилась Юля.

- Тише, тише – вкрадчиво зашептала незнакомка – приложив палец к губам – То о чем ты подумала, делать не придется, но ход твоих мыслей мне нравится, люблю умных девочек. А то, что тема тебе интересна вполне очевидно.

- Это почему же? – с вызовом бросила Юля

- Визитка все еще у тебя в руке, ты ее не выбросила, не кинула ей в меня. Тебе интересно, но неизвестное поначалу всегда пугает. Удели мне немного времени, я объясню суть предложения.

- Ладно – спокойно ответила Юля. Действительно, отчего ей не послушать? Хоть кому-то она здесь интересна.

- Все просто. Ты хорошенькая и это вполне можно монетизировать – Юля поморщилась, формулировка ей не  понравилась – ты не глупенькая, потому говорю как есть: своим телом ты вполне сможешь заработать на достойную жизнь.

- Я не шлюха – резко ответила Юля.

- А я шлюху и не ищу, чего их искать? Вот смотри, весь забор ими оклеен. Нет, мы с Антоном ищем моделей. Какого рода это уже тебе решать, есть разные возможности.

- Например? – с интересом спросила Юля. Она просто послушает, чего такого? А то скукота.

- Ты снимаешься обнаженной и получаешь бесплатно портфолио, которое я разошлю кому нужно.

- Кому именно?

- Тем, кто снимает рекламу, эротику, можно тем, кто порно, всем

- Я не пойду в порно – отрезала Юля

- С чего ты взяла, что тебя туда пригласят? Там конкурс о-го-го. На эротику, так понимаю, согласна?

- Я подумаю

- Да не ломайся ты, ты же не целка, по глазам вижу, хотя и у нас и целочки снимаются, нет, не малолетки, не думай, у нас все чисто - пока они болтали, подошел Антон.

- Привет – бросил он - я - Антон

- Юля – покраснев ответила она. Воображение живо дорисовала недостающие детали. Она уже представляла, как он снимает ее без ничего.

- Забыла представиться, я - Маша. Антон, поработаешь с ней?

- А женщина фотограф у вас есть? – вклинилась Юля.

- Есть, но я лучше – уверил он. Маша с тобой будет, не бойся, все объяснит и подготовит. Ты не тушуйся, это же эротика, здесь все красиво и не пошло. Посмотри, все звезды в ню снимаются и в кино раздеться совсем не позор. Это твой шанс детка, решайся. Вот смотри: плакат, этой девушкой можешь быть ты. Но само ничего не придет. Давай.

- Хорошо – Он был такой приятный, говорил, так убедительно, что Юля решила: вот он шанс, вот что изменит ее жизнь! Это всего лишь фото, он нее ничего не убудет.

- Молодец, так приходи… во вторник, тебе удобно вечером?

- Вполне

- Тогда по рукам, приятно было познакомиться – сказал он и галантно поцеловал Юле руку, затем куда-то отошел.

- Он твой парень? – не зная почему спросила Юля

- Нет, просто работаем вместе. Я сейчас одна.

- Почему? Ты же такая… классная

- Досталось мне от мужиков, не хочу пока снова

- Мне тоже.

- Понятно. Как знать, может подружимся?

- Может быть – усмехнувшись ответила Юля. Сейчас она увидела в Маше что-то чарующе привлекательное, что именно, она пока не знала.

Дорога на первую съемку была трудной, и несмотря на жару, Юлю казалось колотил озноб. Пару раз она уже хотела вернуться, но брала себя в руки. Вот и искомый адрес, на дверях вывеска с названием охранной фирмы. Она достала и раскурила сигарету: “Стремно. Нет, надо, надо. Сделать, просто взять и сделать…” докурила, выбросила окурок и решительно вошла внутрь. Маша встретила и радостно обняла ее, и тут все как-то стало просто и легко, она вдруг просто доверилась ей, просто отдалась в ее заботливые руки, как раньше отдавалась парням. Гримерка была уютной, Юля обратила внимание на стопки упаковок разного белья известных брендов.

- Потом можешь оставить себе. – Юля потянулась к пачке – Нет, я сама выберу. Верь мне и все будет в лучшем виде.

- Хорошо

- Раздевайся. Антон сюда не войдет, не парься. – Юля молча скинула джинсы и футболку, оставшись в ее лучшем, как она думала белье. Маша оглядела с ног до головы, заставив покраснеть. – Так сними это все, давай, снимай, я не кусаюсь.

Юля расстегнула бюстгальтер и выдохнув, обнажила грудь пока Маша ковырялась в коробках. Захотелось прикрыться, но она сдержалась и подошла к большому зеркалу. “Я красива, мне есть что показать, так пусть смотрят. Пусть хотят меня, хотят, но не получат”, - мелькнула мысль и собрав волю Юля решительно спустила трусики. Сердце, что только что бешено стучало, вдруг успокоилось: все нормально, все получится.

- Повернись. Та-аак. – от интонации, с которой Маша сказала последнее слово, Юлю передернуло, лишь усилием воли она оставила руки на бедрах.

- Я сделала что-то не так?

- Ну, то, что ты побрилась - это хорошо, в принципе, но опыта у тебя в этом мало. Ничего, сделаю потом тебе эпиляцию

- Это же больно.

- Лазером нет. И потом это будет абсолютно бесплатно. Раздвинь ноги. – Юля смутилась, но исполнила. Маша подошла совсем близко и начала тщательно осматривать девушку. – Около задницы пропустила, царапины и луковицы срезаны местами. Раньше брилась?

- Для парня несколько раз

- Я сейчас подправлю и замажу дефекты, Съемка у нас HD. В принципе сегодня ноги можешь не раздвигать, но лучше сразу это сделать, все равно к этому позже придешь. Я могу попросить Антона жесть придержать пока.

- Ты так откровенна.

- Хочу, чтобы ты была мне подругой, я подругам не врут. Ну, поехали?

- Поехали – выдохнула Юля.

Все закрутилось довольно быстро: уже через неделю ее пригласили на фотосессию за деньги. Сцены были довольно пикантные, но Юля уже закусила удила. “Посылай все” - сказала она, когда они втроем закончили ту первую съемку. Тогда она смогла пересилить стыд и показала себя миру во всей красе. А теперь за то же самое ей заплатят.

Маша теперь уже поработала над ней, поправив прическу и сделав Юле эпиляцию. Волосы остались в виде аккуратно выстриженного треугольника на лобке, все остальное было убрано лазером. Фразы “им так больше нравится” из уст Маши было достаточно. Уже тогда Юля решилась превратить свою красоту в деньги.

И деньги пришли: много и довольно быстро, она смогла теперь позволить себе то, о чем мечтала. Все оказалось удивительно просто, и Маша была рядом, не осуждала, но наоборот лучше самой Юли, знала, что ей нужно. И когда на съемках Маша полушутя, полусерьезно бросила ей дилдо, она не тушуясь, пустила его вход.

Это было уже порно, но Юле почему-то это уже совсем не смущало, и когда вскоре, Маша пригласила ее на свою XXX съемку, Юля не отказалась. “Просто посмотрю, чего такого?” – внушала она себе, прекрасно понимая, что ее пригласили не просто так.

А посмотреть было на что: Двое мускулистых негров со здоровенными членами почти час пялили Машу по все отверстия. Долбили глотку, трахали одновременно сзади и спереди, вдвоем растягивали влагалище и под конец заставили Юлю охнуть, сотворив двойной анал.

- Юля, это правильно? – она вздрогнула: к ней обратился сам режиссер. – Hi! Я Карл

- Можно по-английски – улыбнулась через силу Юля

- Я very glad знакомиться.- Юля рассмеялась - Есть разговор – добавил он уже на английском.

- Хорошо – выдохнув согласилась Юля, Карл был сама любезность, но после увиденного ей было не по себе. Он проводил ее в рабочий кабинет и указал на диван. Юля присела и осмотрелась: комната небольшая, вещей минимум, по центру штатив с камерой. Он включил ее, попросил Юлю достать паспорт, крупным планом снял ее лицо на фоне документа и лишь после этого присел в кресло напротив и начал интервью.

- Я видел ваши ролики, фото, потом видео.

- Рада слышать.

- Вы работаете только соло?

- Для роликов, да.

- Хотите сняться с девушкой, можно с Машей, вы ведь работаете с ней на Веб Кам, верно?

- Да, но мы – она замялась - Ну как бы отдельно, обычно отдельно…- она смутилась, подбирая как ей казалось, правильные слова. Ей тяжело было выразиться точно на чужом языке. Да, последние пару раз она вставляла мне, но это шоу, там пластик.

- Последнее шоу со страпоном, это – что-то… - признался Карл, я вам дал хорошие чаевые.

- Да мы дурачились! – со смехом призналась Юля

- Дурачились с аналом? Вы мне все больше нравитесь!

- Маша меня распечатала там, сказала: так больше денег

- Хм. Никогда с мужчиной?

- Анал? Нет.

- Хотела бы?

- Может быть, нужна мотивация – она игриво закинула ногу на ногу.

- Хочу снять вас с Машей, сделаешь то, что на шоу, плюс полижешь ей, потом она тебе

- Нет.

- Хорошо, только она тебе

- Нет.

- ОК. Покажешь мне свое соло с двумя дилдо?

- Это кастинг?

- Да.

- Я за этим здесь?

- Да, Маша считает, что у тебя есть потенциал.

- Хорошо, я сделаю.

И она сделала, хорошо, как умела, с огоньком, и даже лучше, она уже заметила, что у него стоит и это завело ее, и она уже готова была идти дальше. Они встретились глазами, и Карл все понял, спустил брюки и подошел с камерой. Он ничего не говорил, не делал, просто стоял, ждал и смотрел в маленький экранчик. И вскоре на этом маленьком экранчике, он увидел Юлю, что просто и без ненужных слов заглатывает его член, проталкивая глубоко в глотку. Это был сюрприз, мелькнула мысль, что Маша хорошо ее обучила. Минет и вправду был зачетный, не отпуская камеру, свободной рукой он пару раз жестко насадил ее до конца, пока яйца не уперлись в подбородок. Юля держалась молодцом и даже попыталась улыбнуться.

“Минет хорошо, но этого будет мало”, – она осознавала это вполне отчетливо. Потому, когда Карл вдруг отошел, Юля все поняла и залезла на диван, встав в позу по-собачьи. Карл быстро надел презерватив и подошел к ней. Юля повернулась и улыбнулась на камеру. Карл помял ей грудь, шлепнул пару раз по попке и приступил к делу. Член у Карла был вполне заурядный, но опыта режиссеру было не занимать. Он долбил четко, с переменой темпа и без малейшей усталости, и Юля вдруг осознала, что уже весьма близка к оргазму. Однако это было лишь начало, Карл уже через пару минут ввел ей в анус палец, потом два, третий уже вошел с трудом, но больно не было, эту стадию она уже прошла с Машей

И когда член прорвался внутрь попки, она как не странно облегченно выдохнула: “все, боятся больше нечего”. Однако она рано радовалась, анальный секс в исполнении Карла оказался весьма интенсивным. Плоть раздвигалась, уступая напору его горячего и твердого члена. Это было лучше, чем страпон, намного лучше. Тело содрогалось от толчков, небольшие груди болтались туда-сюда. Карл вдруг резким движением проник на всю глубину и приостановился, снял руки с ее бедер и охватил грудь. Это было как раз то, что нужно и Юля вздрогнула, приятное тепло разлилось по телу. Карл возобновил долбежку, затем опять внезапно остановился, на этот раз проник пальцами внутрь вагины, и яростно теребя киску начал со всей силы давить сзади. Юля застонала, и это уже не было отработкой. Он вдруг подхватил ее и перевернул и теперь он сидел на диване, а она попкой на его члене. Карл помог Юле, поставив ее ступни к себе на колени, приподнял бедра и принялся снова сношать, быстро двигаясь вверх-вниз. У Юли  перехватило дыхание, рука опустилась на клитор и пальцы принялись за работу.

Карл вдруг остановился, предоставив Юлей самой доработать, его руки захватили опять Юлькины груди. Юля отдышалась и принялась скакать на члене. Постепенно она подобрала темп и возобновила работу над клитором. Она явно была настроена, на то, чтобы кончить вскоре ей это удалось. Конечно, оргазм не был чисто анальным, но она трезво понимала, что пока ей этого не достичь без привычной стимуляции спереди. Пока, ибо анал она уже полюбила, хотя пока толком еще не распробовала.

Он дал ее передохнуть, потом положил на бок и раскрыл пред камерой, закинув ее правую ногу к себе на плечо. Анальная долбежка возобновилась, и сейчас он опять проникал в нее весьма глубоко. Юля приноровилась и четко отрабатывала на камеру, впрочем как и раньше. Наконец Карл замедлил темп, сбросил презерватив и повернув Юлю на спину излился. Юля собрала в ладонь растекшуюся по груди сперму и вылила себе в рот, затем один за одним облизала пальцы. Съемка закончилась. Карл молча выключил камеру и стал одеваться. Юля подождала немного и оставив одежду в кабинете как есть, голая отправилась в душ.

- Почему ты сразу не согласилась? – голос Карла остановил ее в дверях

- А разве Вы предлагали сняться с мужчиной? – отпарировала она

- Я подумал, что с девушкой тебе будет проще, ведь вы с Машей…

- Вы ошиблись, я не лесбиянка – она отвернулась и открыла дверь.

- Рад слышать – заметил Карл. Она вошла в проем опустив голову. Все опять и все снова, ее опять использовали и оставили ни с чем. Ей надо дойти до душа и тогда можно будет поплакать, тогда не раньше… - Юля! – окрик Карла остановил ее, она обернулась

- Ты принята. Оставь номер кредитки. За сегодня положу в конверт – он продемонстрировал ей купюры. Заберешь когда вернешься. Добро пожаловать в порно.

- Спасибо – она аккуратно закрывала дверь, и вышла и едва не зарыдала, закрыв лицо руками, но быстро пришла в себя вытерла слезы, рассмеялась и побежала в душ, на ходу она подпрыгнула, вскинув руки.

Радость переполняла ее, барьеры, что сдерживали, разрушились один за другим, и она рванула вперед к жизни без условностей, сожалений и ограничений. Ей теперь позволено все. Да, она отдалась за деньги, и что? И раньше парни ее имели, как правило неказисто и быстро, думая только о себе, при этом абсолютно бесплатно. Не так, как сегодня, сегодняшний оргазм был первым оргазмом с мужчиной. Именно этот продажный половой акт сделал ее полноценной женщиной. И если так, если делать это для себя, без чувств, лишь из-за похоти, как это позволено делать мужчинам, но почему не за деньги? Тем более за большие деньги.

Может потом она встретит того, что будет ценить ее, видеть в ней больше чем говорящую куклу с тремя многофункциональными отверстиями. Может встретит, а может и нет. Так зачем терять время?

***

Сделка

Четыре года назад.

Она сидела у стойки и методично, четко, выверено напивалась. Он осмотрелся: симпатичная, немного потасканная крашеная блондинка, в обтягивающем красном платье с выпирающими мячиками силикона, наверняка не отягощенная интеллектом, и судя настрою на вечер, кем-то брошенная. “Легкая добыча походу, надо брать пока она в нужной кондиции: комплексов уже нет, боль еще не ушла, и ногах пока стоит”. Нет хуже варианта, чем девушка, блюющая во время секса, а такое с ним уже пару раз бывало, когда еще не понимал когда товар готов к употреблению, а когда прострочен.

- Можно Вас угостить? – банальный подкат, но ей по идее уже должно быть все равно.

- Спасибо – бармен налил обоим по порции вискаря, мужчина выпил залпом, женщина - нет.

- Чего не пьешь?

- Пауза маловата - она немного наигранно вздохнула -  Слушай, раз мы уже так резко на “ты” - скажи, чего хочешь, вряд ли ты пришел сюда напиться.

- А ты напиться пришла? – спросил он прямо, и оперев голову на кулак уставился на незнакомку, которая оказалась отнюдь не одноклеточной.

- По обстоятельствам. Отвечать вопросом на вопрос твоя фишка? Ну, давай колись пока я еще трезвая.

- Тебя кто-то бросил?

- Хм. Опять вопрос вместо ответа. Прикольно.

- Значит, он таки тебя бросил

- Она, малыш, она – последнее слова девушка произнесла четко ,по буквам - Ну, скажешь теперь, чего хотел?

- Телефончик как минимум – погрустнев признался он. И понял, что это облом, притом конкретный

- Гы. Ну хорошо, давай свой, наберу – рассмеялась она. Девушка, поковырявшись немного, открыла нужный раздел, что-то набрала и вернула аппарат, так и не нажав на кнопку вызова.

- Что это? – изобразив удивление, поинтересовался он.

- Моя ставка – ухмыльнулась она

- Ты с мужчинами только за деньги?

- Бесплатно только с теми, кого люблю, а ты мне пока не настолько нравишься.

- Если бы не нравился, цифра была бы больше?

- Нет, просто послала бы, я не голодаю. Слушай, а ты на что рассчитывал, только честно, какой был план? Колись, давай?

- Я подумал, что тебе хреново, думал: сможем другу помочь. Я бы тебя выслушал, дал бы порыдать на плече, а потом мы бы хорошенько потрахались

- ОК. Скину треть за откровенность. Хочешь узнать, что получишь за эти деньги

- Отчего нет? – согласился он и опрокинул в себя ее порцию.

- Набери в поисковике Lola blue

Он был впечатлен, ну это еще мягко сказано. И как он ее не узнал? Он ведь любил порно. Озвученная ей цена для шлюхи такого уровня… Блин, да это просто праздник какой-то! Вот только.

- И что из этого мне светит?

- Все. Но есть небольшое условие, я сниму получасовой ролик с тобой на камеру. Надеюсь на полчасика, тебя хватит?

- С тобой? Без вопросов! Ты снимаешься?

- Забросила

- Почему?

- Пропала мотивация

- Зачем тебе видео?

- Пошлю бывшему работодателю, и копию Юльке.

- Кто такая Юля?

- Открывай поисковик, набирай Julia Fire

- Она охрененная, просто чокнутая! – признался он через несколько минут

- Завали … у нее парень есть – отрезала она

- Он знает? – удивился мужчина

- Нет, конечно, мы о ней еще поговорим. Ну что, пошли?

- С чего ты взяла, что я соглашусь? – ухмыльнулся он

- Малыш, ты уже согласен – вздохнула она и попыталась улыбнуться.

- Верно. А ты крутая, Лола.

- Я Маша. Если все сделаешь хорошо и не облажаешься, можешь остаться на ночь.

- Олег. С чего такая щедрость?

- Плохо одной, к тому же хочу посмотреть, так ли хорошо ты умеешь утешать, как рассказываешь.

- Пошли, - согласился он и подал даме руку.

***

Асимметрия

Семь лет назад.

Любовь редко приходит по расписанию, часто не от того, о ком много думаешь, и взаимность, увы лишь опционал. Чаще всего тому, другому проще согласиться и принять все так, как оно получилось. Мы говорим себе: “так правильно”, потому, что боимся, потому что не уверены, потому что не хотим сделать больно, потому что нам просто хорошо с этим человеком, потому что надеемся, что потом все может измениться.

И иногда все меняется: внезапно, быстро, бесповоротно. И мы стоим перед выбором, понимая, что хороших решений нет. Итогом будет боль, либо наша, либо чужая. Юля выбрала чужую.

Она не планировала влюбляться с Диму, он был просто вариантом. Но это лишь до поры до времени, потом он стал интересным, затем хорошим, потом нужным, а потом она уже не мыслила себя без него. И то, что она, встречаясь с ним, продолжала сниматься в порно, не значило, что он ей не дорог. Просто она не считала это изменой.

Она понимала, что скорее всего, он просто принял ее любовь как свою, потому, что ему хорошо с ней, потому что она ему очень нравится, потому, что не хочет ее обидеть. Она хорошо понимала это, потому что их отношения – это как зеркало того, что было между ней Машей.

Когда Маша втюрилась в нее? Юля не знала, да и Маша долго не принимала очевидного, так жизнь перемолола ее. Ее, Машу словно прожевали и выплюнули, и боль, казалось навечно, поселилась в душе. Почему она выбрала порно? Боль нельзя терпеть вечно, рано ли поздно захочется забыться. А секс безопаснее прочих наркотиков, да и терять было нечего.

Когда ты пытаешься кричать насилуемая отчимом, а мать включает телевизор погромче, чтобы соседи ничего заметили, а поутру она тебя бьет, чтобы ты даже не думала болтать лишнего. Когда это повторяется раз за разом, когда отчим поясняет, что альтернатива – детский дом, где ее, опущенную будут пользовать все кому лень, когда он начинает поить тебя водкой до и после, чтобы ты была покладистей, тогда ты уже не веришь в мораль. Ты просто выживаешь, как можешь. Потому что потом, выбрав момент, когда ее матери нет дома, отчим приводит в дом чужого мужчину, и еще одного и еще. Уже второй по счету порвал ей зад, окончательно превратив в шлюху.

Детство кончилось, и выхода нормального из ситуации не было. Можно было заявить в полицию, но… Отчима вряд ли бы посадили надолго, а мать возможно вообще отмазалась бы, ведь когда дочь трахали, она обычно спала пьяная в другой комнате. А дорога к Маше уже протоптана, и раз матери нужны деньги на водку, то у дочери скоро будет другой сутенер.

Надо было выживать - и она выжила, понимая, что прощения не будет, хоть все и сошло с рук. Несчастный случай, родители напились, не потушили сигарету, и итоге задохнулись от дыма, девочка выжила, потому спала с открытым окном. При желании определить поджог не составило бы труда, но расследование почему-то было формальным.

Детский дом оказался не таким уж и страшным, она поставила себя довольно быстро и четко, и ее уважали, но никто любил. Это было больно, и она решила: раз нет любви, пусть будет хотя бы секс. Девушка с искалеченной душой, неспособная к нормальным отношениям, она заменяла качество количеством, и репутация ее не волновала. Ей повезло, она не залетела и не подцепила ничего, впрочем, ей помогли: отчаявшись наставить подопечных, воспитатели из гуманных соображений снабжали подростков средствами защиты.

Вербовщики нашли ее прямо там, формально они не предлагали работу несовершеннолетней, но отставили визитку. А деньги были нужны, хотя бы на нормальный ремонт и обстановку квартиры. Так все и закрутилось.

Юлю она сразу выделила из прочих, что-то было в этой девочке, что-то такое, что заставляло смотреть на нее не отрываясь, искать повода прикоснуться к ней, обнять, поцеловать. Маша вначале думала, что это материнский инстинкт. И правда, Юля была моложе, выбрала тот же путь, что и Маша и потому нуждалась в поддержке и совете. Маша быстро сблизилась с ней и сделала то, чего не было раньше: пригласила Юлю в свое шоу в интернете.

Поначалу Юле было несколько дискомфортно, особенно, когда Маша в метре от нее вовсю работала дилдаками, растягивая свои отверстия, до невероятных как ей казалось размеров.

- Хочешь поучаствовать? – спросила она после шоу – Денег больше возьмем вдвоем.

- Я так не смогу

- Так и не надо, пока не надо

- Ты часто подруг сюда приглашаешь?

- Только тебя

- Почему?

- Ты особенная. Кажется, я привязалась к тебе.

- Я тоже, тяжело без мамы, а сводная сестра меня не понимает.

И тогда все началось, вначале Юля просто сидели рядом с Lovense внутри, потом решилась мастурбировать одновременно с Машей, затем пришел черед дилдо. И очень скоро Маша поняла суть своей привязанности, но она боялась признаться Юле. И тогда шоу стало возможностью быть с ней, списывая реальную близость на наигранную.

Маша действовала не спеша: для начала она включила в список выбора для посетителей поцелуи, и первый же едва не снес ей крышу.

- Ух ты, как здорово ты играешь – восхитилась Юля, глубоко вздохнув, когда их губы наконец разъединились

- Ты тоже так сможешь – тяжело дыша, уверила Маша, внизу все было мокро, и чтобы скрыть очевидное, она принялась мастурбировать на камеру.

Маша была терпелива, соблазняла Юлечку постепенно и не спеша, шоу стало хорошим подспорьем. Юля вскоре привыкла, что подруга целует ее в засос, ковыряется дилдаком в ее киске. Несколько позже Маша уговорила ее на анал. Конечно, Юля не была дурой, но принимала ее объяснения, что это все напоказ, или делала вид, что принимала?

Скорее всего, она просто не хотела обидеть Машу и в благодарность за помощь при построении порнокарьеры, потакала ее слабостям. Стыдно не было, но была грань, лишь переступив которую она могла позволить Маше любить себя. И грань эта разрушалась и сыпалась с удивительной быстротой.

И когда во время шоу Маша неожиданно вышла к ней со страпоном, Юля, без слов отставив попку, заняла нужную позицию и потянулась за флаконом. И когда Маша деликатно вошла в ее тщательно смазанное влагалище Юля поняла что, сегодня она кончит под подругой, девушка даже не стала, как обычно помогать себе пальчиками. Она хотела, чтобы Маша видела, что она в оргазме только ее усилиями.

Стыда не было, не было и страха, было осознание, что грани больше нет, она исчезла, и когда Юлино тело содрогнулось и выгнулось, и губы нашли губы, и жаркий поцелуй связал их воедино. Нужно было ответить, дать хоть что-то той, что преданно ее любила все это время, столь трепетно, сколь безнадежно, и теперь Юля могла это сделать, она разомкнула губы, прервав поцелуй, повернулась к подруге и нежно поцеловала ей шею, плечи, грудь, живот, опускаясь все ниже и ниже. Маша, осознав, что будет дальше, принялась лихорадочно отцеплять страпон, пока Юля не опомнилась. Она пока не верила, еще не верила. Пальцы дрожали, крепления не слушались, и Юлины губы были все ближе и ближе. И вдруг слеза прокатилась по щеке…

- Ну что ты, у нас вся ночь впереди – нежно, вкрадчиво прошептала Юля, смахнув слезу со щеки подруги и освободив Машу от ненужного больше им предмета.

Первый поцелуй, первое касание Юлиными губами ее сокровенной сущности, накрыли Машу волной нежности, впервые в жизни она любила и была любима, и пусть не так, как думала, но это было то, ради чего стоило жить. У Юли не было опыта, но была нежность и желание подарить Маше хотя бы небольшую частицу счастья, что она заслужила, выстрадала. И Юлин язык и губы починялись уже не разуму, но сердцу и сердце указало путь, и сейчас она любила и она ласкала любимую, ведя ее из темноты и боли к звездам. “Сейчас, сейчас, уже скоро”, - обращалась она мысленно к ней, и казалось Маша ее слышит.

И потом пришло оно, не как результат ее стараний, но как закономерный итог всего, что родилось с их первым поцелуем. Маша целиком была во власти невероятной волны нежности и счастья что смыла в одно мгновение годы боли и обид, продажной любви, в объятиях Юли она снова той девушкой, какое была когда-то давно, наивной и искренней, теперь впервые познавшей истинное чувство. Когда все кончилось, и камера была выключена, Маша внезапно замерла, посмотрела куда-то вдаль, потом на Юлю и вдруг слезы брызнули из глаз.

- Что, что случилось? – недоуменно воскликнула Юля, обняв рыдающую подругу

- Ничего, ничего, при просто стало страшно… Это было так…так…так никогда… - Маша вздрогнула пару раз, неспособные выпустить слова губы дрожали.

- Все хорошо, я с тобой, все хорошо – обняв и гладя по голове, Юля как могла, утешала Машу.

- Но я боюсь, - Маша оторвала заплаканное лицо от Юлиного плеча, смахнула слезу и смотря Юле в глаза, наконец, призналась – Боюсь, что это не повториться.

- Я тоже боялась, теперь - нет. Я пока не знаю что это такое, но мне хорошо, рядом с тобой мне очень хорошо. Может это и есть любовь? Я не знаю, такого со мной еще не было. Я ведь все видела, и мне тоже было страшно, но я же смогла! Все будет милая, все еще будет и еще не раз.

- Ты позволишь мне любить тебя? – спросила, наконец Маша напрямую, боясь даже не ее ответа, он в сущности не имел уже значения, но возможной паузы, ее раздумий…

- Уже позволила – ответила Юля быстро и без колебаний.

Два последующих года были самыми счастливыми в жизни обеих, они пили друг друга взахлеб и не могли насытиться. Жизнь Юли стала интересной, насыщенной и как не странно удивительно гармоничной. Днем она училась, и училась хорошо, работала с группой, вела свои проекты, о ней говорили, прочили хорошее место. По вечерам, если была возможность, они с Машей гуляли, или если погода была не очень, устраивали шоу на Вебке. Порой у Юли было много работы, и она не могла присоединиться к подруге и корпела за учебниками рядом с Машей, трудящейся над своим телом. Примерно через год знакомства, та почти полностью забросила порно, занимаясь лишь вербовкой и онлайн шоу.

Примерно раз в месяц у Юли были съемки, она уже вполне освоилась, и научилась разделять работу и чувства. Первое время они снимались вдвоем, как одни, так и с мужчинами, второе много чаще. Вначале все было нормально, но позже Маша просто не смогла больше это делать. Ревность пробудилась в ней: видеть любимую под мужчинами, что бесцеремонно пользуют ее, как живую куклу стало невыносимо. Провожая Юлю на съемки, Маша держалась молодцом, лишь оставшись одна, смахивала слезу. Она отдавала любимую на поругание? Нет, головой она понимала, что без порно, без секс-шоу Юля вряд ли бы оказалась в ее постели, и она знала как важно для Юли, то чем подруга там занимается. Эта работа давала ей независимость, возможность жить так, как всегда мечтала. Давала не только деньги, там, на экране она была королевой, воплощением несбыточных грез для многочисленных поклонников. Читать форум после выхода очередного ролика было невероятно приятно.

И потом когда Юля возвращалась, то всегда попадала любящие объятия. Они часто любили друга, но после съемки их соития были невероятно яркими. Маша исследовала губами каждую частицу, каждый миллиметр Юлиного тела, словно желая очистить ее, вернуть любимой нетронутую красоту невинности, чтобы потом любить ее нежно, трепетно, безраздельно.

Если охарактеризовать жизнь Юли в этот период одним словом, то это слово будет “легко”. Именно так, в те годы она просто плыла по течению, наслаждаясь жизнью. Поначалу она немного тревожилась реакции отца, но сейчас он редко бывал дома, потому, так как по прошествии всего года с небольшим после гибели жены ему удалось встретить новую любовь. Все было серьезно, и он вскоре переехал к ней, оставив младшую дочь на попечении старшей. И именно Вика могла стать слабым звеном, девочка она была неглупая, и вполне могла разнюхать и поделиться с отцом своими опасениями.

Потому собственно Юля и нанесла превентивный удар, приведя Машу домой сразу после того как поняла, что будет почти все время жить у нее. Расчет был прост: лучше дать выборочную информацию, чем держать в неведении, дав повод самой все раскопать, если она и проговорится отцу, то в варианте light.

Увы, Маша сильно волновалась и в итоге перебрала с алкоголем, это было одно из ее немногих слабых мест. К счастью Вика была не злопамятной, но Машу с того случая она недолюбливала, хоть та была сама любезность и часто дарила девушке подарки. Некоторые так и валялись невостребованными, но электронной книгой, подаренной Машей ей на день рождения, она пользовалась много и часто. Скрепя сердце, Вика смирилась с Юлиным выбором, желая сестре счастья.

Но на третьем году совместной с Машей жизни Юля стала замечать, что все стало меняться и между ними с Машей, постепенно стал расти барьер. Основание его было слабым и непрочным, это были три простых слова “А что, если?”

Рано или поздно девушка задумывается о своем будущем, кто-то в двадцать пять, кто-то в шестнадцать, а кто-то в сорок… Как не пыталась Юля представить их совместную с Машей жизнь через пять, десять, тридцать лет, ничего у нее не получалось. Дети… Она думала о них, нет ее не пугало, что они будут воспитываться в такой семье, но она просто не видела их с Машей постаревших, в окружении потомства, не видела, как не пыталась. И вот тогда в голове и появились эти слова, появились и засели, подобно жужжащей мухе. Она не могла их прогнать, потому, что осознала простой факт: Маша любит ее много сильнее, чем она ее.

То самое если

Пять лет назад.

Все повторяется: тот же фестиваль, Антон с фотоаппаратом и Юля с Машей со стопкой визиток. Порок всегда востребован и нуждается в подпитке, текучка в этом бизнесе очень большая, хотя некоторые работают не один десяток лет, попутно заводя и воспитывая детей. Антон прячет обручальное кольцо в карман, полгода назад у него родился первенец, жена в курсе и помогает с пост–обработкой кадров, непродолжительное время она сама была моделью и стала инициатором начала их отношений. Она знает, что Антон из тех, кому достаточно созерцать, не переходя грани, а для остального есть любимая женщина, раскованная и опытная.

Они закидывают наживку, не очень надеясь на результат, хорошо, если одна из десяти придет и из этих пришедших от одной из трех-пяти будет какой-то толк. Но это весело, почему нет? Юля стала замечать, что последнее время ей нравится ласкать красивых девчонок, и это больше чем просто отработка. Два с половиной года у не было мужчин, за исключением сцены. Хотела Юля или нет, но она менялась, возможно, необратимо. Сейчас отдавая визитку чуть полноватой девушке с шикарным бюстом, она поймала себя на мысли, что мечтает о том, чтобы ласкать ее потрясающие груди, припадая губами к большим соскам. Взгляд Юли был настолько откровенным, что девушка покраснела и отвела взгляд. Но визитку все же взяла.

- Привет, что раздаешь? – голос молодого парня вывел ее из задумчивости. Она оглядела незнакомца: смазливый, уверенный в себе, чуть поддатый, такой как он лишил ее девственности и слинял, сняв голую Юлю на мобилу, пока она спала.

- На, смотри. Если ты модель, заходи – съязвила она.

- А ты че, голая снимаешься? – ухмыльнулся парень

- Давай сэкономим время, видишь ту блондинку?

- Хм теперь заметил, на шлюху похожа - развязно отметил он - тоже раздает. Вот она точно голенькая снимается, угадал?

- Она моя девушка

- Блин – сплюнул он. Так Вы с мужиками только за бабки?

- Ну, я только на сцене, а с Машей можно договориться.

- Во как? Ты порнушница значит, какой ник? Почему она дает за бабло?

- Мобилу доставай, набирай Lola Blue, Julia Fire. Она считай ушла, но мужика иногда хочется, а так проще. Я на это сквозь пальцы смотрю.

- Это дорого, наверно… – он погрустнел и похоже немного протрезвел. Слушай, я тут чела встретил, так случайно, вообще парень или девственник, или вообще мало. Хороший чел, на программиста учится, может она его…

- Привет я - Маша. У тебя компания? Познакомишь? – Маша как всегда подкатила неожиданно.

- Маша, он тебя хочет, сколько возьмешь? Еще просит друга обслужить

- Во как! – захохотала девушка - ты хоть и смазливый, но тройничок тебе будет не по карману. Но я тебя, пожалуй, обслужу там в кустиках за ХХХХ

- У меня нет столько…


- Ладно, я сегодня добрая: отдашь свою мобилу, она походу новая, а мне как раз менять пора.

- Отдам. Но почему ты за бабки? Проблемы с деньгами?

- Нет, я сейчас хорошо бабла подымаю на вэбке, да и тратить особо не на что, а Юлечка моя лопатой деньги гребет.

- Тогда почему?!

- Потому что вы, мужики не цените, что легко достается. Мне не проблема тебе бесплатно дать, но через неделю, максимум через месяц, ты меня и не вспомнишь, а мне это как девушке обидно.

- Понял.

- Друга позови.

- Маша, зачем? – одернула подругу Юля

- Затем. Ты кроме как на сцене ни одного мужика за два года не трахнула. Грудастую чуть не спугнула, а это - бабло потенциальное, тебе милочка, потрахаться надо. Я это тебе точно говорю. Где друг?

- В очереди за жратвой, там, в кепке синей.

- Маша, я так не буду, я не проститутка

- Да ладно, познакомишься, телефон возьмешь, но лучше сразу дай, там в лесочке. Ну что, пошли? Обратилась она к парню.

- Пошли. Прикол: ты даже имени не спросила.

- Да мне пофиг как тебя зовут, главное, чтобы ты меня запомнил.

Маша недвусмысленно улыбаясь увела с парня с собой. Юля за подругу не волновалась, у нее в сумочке куча презиков, баллончик с перцем и кастет, пользоваться которым она умеет.

Юля ждала недолго. Вскоре подошел парень, похоже тот самый: кепка, в руках две порции плова, вот и повод

- Извини, тут очередь такая, а сейчас моя любимая группа, угостишь меня? – сходу покатила она.

- Но это для друга  - замялся молодой человек. Она осмотрелась: “А парень ничего, закомплексованный какой-то только. Маменькин сынок походу”.

- Пожалуйста, я очень есть хочу…- она скривила умоляющую физиономию

- Ладно, держи – он отдал ей тарелку

- Спасибо! – воскликнула она, чмокнув парня в щеку, от чего тот смутился и покраснел. “Вошла в роль блин, тут не порно” – упрекнула она себя. Нужно было срочно разрядить обстановку. – Ой, побежали, сейчас начнется! Пошли, классная группа!

- Меня друг ждет…

- Скажешь: плов кончился, а ты любимую группу смотрел. Давай, я не хочу пропустить! Потом тебе деньги отдам

- Но меня Игорь ждет.

- Ладно – она полезла в сумочку, поковырялась для вида – Ой у меня только карточка, я тебе потом куплю. Давай бегом, ну пожалуйста, я же тебя найду потом.

- Я тебя угощаю – вдруг сказал он, и только сейчас она заметила, что все это время парень неотрывно пялится на нее.

- Я Юля. Как тебя зовут?

- Дима

- Дима, пошли – приказала она начальствующим тоном и протянула руку.

Конечно он последовал за ней, какие варианты? Они вместе побежали с тарелками в руках навстречу судьбе.

Разговорить его не стоило особого труда, приятный парень оказался, добрый походу и жутко застенчивый. Действительно учился на программиста, она вдруг оторвалась от зрелища и от еды и внимательно посмотрела него, а он, поймав взгляд, на нее. Друг напротив друга, глаза в глаза, так около половины минуты, потом Юля вдруг отвела взгляд и принялась за еду.

- Что-то не так? – набравшись храбрости спросил он.

- Нет, все в порядке – уверила Юля и тихонько выдохнула. Она врала, потому, что рассмотрев Диму как следует, она увидела не парня, но те самые чертовы три слова  “А что, если?”

Выступление кончилось, и вроде бы больше причины быть с ней у Димы не было. Но оставлять девушку не хотелось. Нужен был повод. Но какой повод? Разве что…

- Я Игорю позвоню – нашелся он

- Конечно – она отвернулась, чтобы скрыть смех. Дима набрал номер. Ответили не сразу

- А-але – раздался недовольный женский голос. Дима удивился, посмотрел на экран: нет, номер правильный.

- А Игоря можно?

- Он… занят – голос у девушки был какой-то странный

- Чем? – сдуру спросил Дима, по ходу дела уже уяснив суть

- Меня трахает! ... – разговор прервался короткими гудками.

- Охренеть… - только и мог сказать Дима. Ой! Юля извини, он такой, он всех…

- Не парься. Слушай: вечер уже, валить скоро пора, давай я номер тебе оставлю? Встретимся, деньги отдам.

- Я же вроде сказал, что угощаю

- Дима, ну чего ты тупишь? Я что, навязываться тебе должна? Ты же мужик, прояви инициативу. Пригласи девушку куда-нибудь. Только этого… Игоря с собой не бери. Если он будет - я свалю.

- Да, конечно – растерянно пробормотал он

- Он вообще тебе кто? Друг?

- Да нет, на концерте неделю назад познакомились

- Тогда удали его из контактов. Мне он не нравится.

- Хорошо. Вот удалил – он показал ей список контактов.

Юля улыбнулась: мальчик уже ее слушается. Маменькина школа. Дай такому поводок - сам наденет и хвостом будет вилять от радости.

- Слушай Дима: такое дело, я с подругой была, но она куда-то делась. Проводишь меня до метро? Вечер уже, а я такая трусиха…

- Но как же Игорь? Я денег ему должен за плов.

- Дима, ну какой плов? Он девушку обрабатывает. Потом отдашь

- Я же контакты удалил

- Да он сам тебе позвонит, если надо, забей – Дима еще колебался, и Юля опустила и вытянула руку ладонью кверху - Ну, брось, он явно не в накладе. Пойдем?

И он без слов положил свою ладонь на ее и взял Юлю за руку, надев предложенный ей поводок. И да, идя с ней по широкой аллее, Дима светился от счастья, разве что хвостом не вилял.

***

- Ну как прошло? – поинтересовалась Юля у подруги, когда та наконец вернулась.

- Мобила зачетная. А ты этому чудику дала?

- Нет! – рассмеялась Юля - но он клевый походу, потом дам - пусть помучается.

- Садистка. Встречаться с ним будешь или сниматься пригласишь?

- С чего это?

- Ты сказала: он клевый.

- Да ладно, это все так, несерьезно, короче. Расскажи лучше, как с Игорем прошло.

- Ладно. Знаешь, ничего так самец и елда приличная. Трахается вполне сносно и без комплексов, я ему визитку Карла дала.

- А он сможет? Знаешь, у парней актеров есть специфика.

- Я предупредила, но он и глазом не моргнул.

- Ты давай рассказывай, я пока разденусь.

- Хорошо. У него плед был, постелили, я одежду скинула, сложила, он разделся. Презик я ему сама надела.

- А чего не отсосала как следует? – Юля аккуратно повесила одежду в шкаф

- Он сказал пофиг, и я так дежурно так ротиком поработала, чтобы стоял ровно.

- Заглотила? – Юля подобрала брошенную Машей юбку

- Пару раз. Ему понравилось. Потом презик натянула и влезла на него. Потрахались.

- Прямо или реверс?

- Реверс. Прямо - много чести. Но он сиськи облапал – обе подруги были уже обнажены, и Юля раскинулась на диване, бесстыдно раскрыв перед Машей ноги

- Приласкай меня

- Мы потрахались классикой, прямо и с подкруткой, а потом я попкой его приняла.

- И чего он? – пальцы Юли потеребили клитор, затем проникли внутрь.

- Понравилось, хоть потом козел сказал, что у меня там дупло

- Но у тебя там действительно дупло – рассмеялась Юля.

- Но девушкам такое не говорят – скривила Маша моську и заржала. А сейчас мы твое протестируем – Маша смазала пальцы и сложив уточкой, уверено ввела их в натруженный кружок Юлинова ануса.

- Ай! Дура, больше же! – вскричала Юля.

- А как ты двойной анал делать будешь? У тебя съемка через три дня.

- Перекантуюсь.

- Давай я с тобой пойду, подменю если что.

- Спасибо милая, только давай сейчас не так глубоко

- Ну вот, сверху поработала, притомилась. Легла на бок, сказала трахай на выбор – Машины губы и язык уже работали над Юлиной киской.

- И что он выбрал?

-  Ничего, туда и сюда пихал по очереди.

- Какой молодец!

- Не больно? – Машкины пальцы вовсю шуровали в Юлином анале.

- Нет… Давай я почти… не останавливайся

- Значит сбоку, потом какой-то хрен позвонил, настрой сбил. Я встала раком, и дала ему поработать.

- Да… да! Ой!

- Передок потрахал, потом за зад принялся, яйца его так по киске и молотили, кайф!

- Йо, блин! А-аа!- кисть почти целиком протиснулась в Юлькину попку, а клитор уже давно был под контролем Маши, Юля выгнулась, задрожала и шумно кончила.

- В общем, я от анала кончила, почти как ты сейчас – закончила свой рассказ Маша

- Хочу ту грудастую трахнуть – призналась Юля, она уже отошла и нежилась в объятиях подруги – Разогрею ее до кондиции, а потом получит она от меня страпоном в пухлую щель.

- С чего ты взяла, что она придет?

- Придет. Я когда визитку вручала, шепнула что могу лучше любого мужика ее дырочку оприходовать.

- И что она?

- Покраснела как рак и свалила с визиткой.

- Ну ты стерва!

- За это ты меня любишь?

- Не только. Ты самое лучшее, что есть в моей жизни. Помни это.

- Я помню – тихо сказала Юля, посмотрев куда-то вдаль.

***

Расплата

Три года назад.

Дима нетерпеливо позвонил в дверь и с порога вручил хозяйке цветы, но тут же замер в недоумении.

- Что-то случилось? На тебе лица нет.

- Да так – она смахнула слезу – Проходи

Она помялась, походила нуда сюда по прихожей, словно собираясь с духом, и вдруг резко вышла в комнату, захлопнув дверь. Диме стало неспокойно, не такого приема он ожидал. Он прислушался: кажется хозяйка говорила по телефону, но очень тихо, слов было не разобрать, похоже она вышла на балкон.

Она вернулась в слезах, Дима потянулся к ней, но Маша его оттолкнула.

- Нет, не сегодня, и наверно вообще никогда, прости.

- Что случилось?

- Юля скоро будет здесь, я все ей рассказала.

- Зачем? Черт! Зачем?!

- Я потом… она зарыдала - Нет, я не могу, не могу… Он вновь потянулся к ней - Нет, не подходи!

- Маша не надо, мне ведь больно сейчас. За что ты так со мной?!

- Пошли за стол, поговорим.

- Хорошо. Надеюсь, ты все мне объяснишь – выдохнул Дима.

- Послушай – начала она сидя на кухне – Я ее пожалела и рассказала не все.

- Есть разница?

- Да. Она знает только про первый раз и думает, что ты пришел за добавкой.

- Маша, что за бред, что за игры?! Если я тебе надоел, можно было просто меня отшить. У меня свадьба через неделю…- он осекся -  Должна была быть.

- Вспомнил, таки… Дима, так надо, ты потом все узнаешь. Я хотела тебе все сказать, но не могу. Ты меня возненавидишь, и я… Я могу не выдержать. Я на грани, Дима! Прошу: не спрашивай, не спрашивай! Я ей скажу, потом она тебе.

- Я тогда пойду, не хочу под раздачу попасть.

- Нет, ты должен быть с ней, когда она узнает, так надо поверь. Посиди, выпей пока чаю.

- Зачем?

- Посиди, может это в последний раз. Я скажу тебе, что ей говорить. Ты должен спасти ваши отношения, если…

- Что если? – встревожился Дима

- Потом, потом! Надеюсь, все обойдется, только на это и надеюсь!

- Если нет, примешь меня?

- Не приму. С нами уже все, без вариантов. Прости.

- Жаль – признался он

- Да жаль. Ты не представляешь, как мне жаль…

Юля ворвалась фурией и  влетела с ходу в кухню

- Ах, ты, засранец! Разнообразия захотелось? – раздался звук пощечины.

- Юля, прости! Один раз всего, я сдурил, прости!

- Один раз?! Это с ней один! Сколько их у тебя?!

- Юля, что ты несешь? Я тебя люблю!

- Убирайся!

- Что?

- Убирайся, я с этой шалавой сама разберусь.

- Юля, нет! – вскричала Маша

- Что, нет?! Дима ты сейчас встаешь и уходишь, иначе все кончено!

- Хорошо – подчинился он и вышел в прихожую

- Юля не надо, он должен быть здесь – робко мямлила Маша, но тщетно.

- Как я тебе? – ухмыльнулась Юля, когда входная дверь хлопнула – неплохой спектакль, правда?

- Юля я должна…

- Что-то случилось? – Юля вмиг стала серьезной.

- Присядь, мне нужно кое-что тебе сказать.

***

Через пару минут Юля полураздетая стремглав выбежала и дома. Истерично озираясь по сторонам, она искала Диму, но его не было видно. Она выхватила телефон и дрожащими пальцами набрала номер.

- Ответь, только ответь – бормотала она в трубку.

- Юля прости, Юля, пожалуйста!

- Тс. Где ты?

- На углу у парка.

- Сядь на скамейку и жди! Жди меня.

- Да, конечно, конечно!

Увидев свою невесту полураздетую, запыхавшуюся, с потекшей тушью, он было хотел что-то сказать, но она прижала палец к губам.

- Заткнись и слушай.

***

Признание

Она присела, предчувствие заполнило ее всю, щеки загорелись, сердце застучало. Так бывает, когда живешь долго с человеком, то видишь все по выражению лица, без слов. Маша еще ничего не сказала, но Юля уже знала, что случилось что-то плохое, очень плохое.

- У меня СПИД – просто и без обиняков призналась Маша – сегодня окончательно подтвердили.

Словно кувалдой ударили по ногам, словно из легких выкачали воздух, словно сердце вырвали раскаленными щипцами. Нет, еще хуже. Сама ее жизнь такая простая и понятная исчезла в один миг, впереди лишь тьма неизвестности и в ней все страхи, и ужас небытия. Она тяжело дышала и смотрела на лучшую подругу и не могла, не могла найти не одного слова, чтобы выразить, что у нее сейчас на душе. У Маши уже нет завтра, но возможно будущего нет и у нее самой.

- Юля, прости, я не знаю как, это явно не съемках, там анализы, сама знаешь, зря наверно я бросила… Когда мы разошлись, я… Я не могла, не могла быть одна. Прости. Их было много, я не помню, были мужики, бухло, колеса. Месяц в отрыве, пока справилась. Я вроде предохранялась, не знаю, как вышло…

Страх осознания возможной близости смерти, породил гнев. Годами Юля выстраивала свою жизнь, чертила планы, устанавливала барьеры, кроила чужие жизни по собственным лекалам и вроде все удавалось. Все было просто, легко, понятно.

Было. И что теперь! Ради чего все?! Она все у нее забрала! Она! Она!! Она!!!

- Заткнись бл…! Знаешь, если бы не та дрянь внутри тебя, я бы сейчас тебя сама, своими руками! Но это тебе подарок будет, гнить тебе заживо, мразь!

- Юля ты не представляешь, как мне жаль….

- Завали… Подойдешь к Диме - измочалю всю. Блин, Дима! – она вскочила с места и рванула наружу

***

Расплата (продолжение)

- Вот черт – только и смог выдавить из себя Дима

- Может и обойдется, ведь всего раз ее – промолвила Юля и повинуясь странному импульсу, взяла Диму за руку.

- Что потом? – спросил он глядя Юле в глаза.

- Ничего – она отдернула руку и встала с места, набирая номер такси. Вернуться на квартиру и забрать оставленные вещи она и не подумала.

Прошло некоторое время. Юля открыла дверь в подъезд и стала подниматься по лестнице, тоска последние пару дней казалось прочно обосновалась в сердце. Еще совсем недавно она подпрыгивала о радости: она оказалась чиста, вируса не было. Но… Но на послезавтра назначена свадьба, а от Димы нет вестей. Неужели? Странно, но сейчас нет ненависти, нет боли, лишь пустота, одна пустота…

- Юля, милая родная, прости, прости, пожалуйста! Все обошлось, обошлось! – раздался знакомый голос откуда-то сверху. Сердце заколотилось, и надежда, возникнув ниоткуда, понесла ее вверх.

Он был там с огромным букетом белых роз, и дав девушке опомниться, обнял Юлю. В душе она его уже простила, но яд нахлынувших воспоминаний отравил ее вновь, наполнив сердце злостью. Нужно было его проучить, хорошо, жестоко, потому, что если он сделает подобное еще раз, боль будет невыносимой, совсем невыносимой.

- Все обошлось, вот справка есть, прости милая – он стал перед ней на колени. О, как же хотелось ей дать ему подняться, признаться во всем, обнять, впиться в него губами! Но она сдержалась, хоть и превеликим трудом

- Заходи, поговорим – стараясь скрыть волнение, пригласила она его домой. Юля поставила цветы в вазу, не пропадать же такой красоте?

- Зачем ты его впустила?! Совсем с ума сошла?! – раздался голос Вики, она сушила волосы после душа и не сразу поняла, в чем дело. Внезапно у Юли созрела идея, как наказать Диму.

- Вика права, зачем ты здесь? – обратилась она к жениху.

- Чтобы вымолить у тебя прощение, у нас ведь все было и будет снова, я оступился, но…

- Заткнись и иди со мной, ты Вика тоже.

- Зачем?

- Надо. Ты уже взрослая, недаром тебе на день рождения эта дрянь вибратор подарила. Посмотришь, что такое есть мужик.

- Зачем мне это? – робко спросила Вика, зная, что если сестра, что-то решила, все будут плясать под ее дудку.

- Чтобы готова была и ошибок моих не делала. Ты! Раздевайся давай, все снимай с себя, все! Все!

- Что ты задумала? – испугалась Вика – Я уйду! – крикнула она и направилась к себе.

- Уйдешь - я его выставлю, досмотришь до конца - может прощу. Ты, умоляй! Умоляй ее!

- Вика, пожалуйста! – Дима рванулся к ней, и запутавшись в полуснятых брюках, упал на пол

- Умоляй, лучше умоляй, она сейчас уйдет! – заорала Юля

Он полураздетый подполз к Вике и принялся целовать ее голые ступни, потом колени. Странное ощущение овладело Викой, она вдруг захотела, чтобы он продолжил и поднялся выше, и выше, и потом…. Стало стыдно, румянец проступил на влажных после душа щеках, но она тихо сказала:

- Я останусь

- Хорошо, теперь отойди от нее, скинь шмотки встань на колени - Дима проворно и не задумываясь исполнил приказание, и вот уже он стоял, прикрыв причиндалы рукой, щадя чувства юной девушки.

- Зачем я здесь? – вопрошала сестру покрасневшая и потупившая взор Вика

- Будешь смотреть. Смотри, давай! Для тебя стараюсь. Ты: руки по швам! Вот самец во всей красе, давай потряси им немного, вот, вот так. Ты: смотри, не отводи глаз, это твое будущее.

- Юля, пожалуйста – тихо пропищала Вика уже красная от стыда

- Смотри, я сказала! Вот что такое мужик, когда он бабу доступную видит, он не головой, он вот этим думает – она указала на болтающийся член. Ты почему остановился?! Тряси, давай!

Она задумалась, что делать дальше. Хорошо было бы этого кобеля самого в зад страпоном оттрахать, но Вику это зрелище может травмировать и создать ненужные комплексы. Если уж так захочется, она может отодрать его без свидетеля, он уже все, считай ее раб, что угодно теперь сделает.

- Теперь дрочи давай, давай дрочи! – заорала она на будущего мужа. Он попытался исполнить приказ, но ничего не получалось, член упорно не хотел нормально вставать, ему стало стыдно и это окончательно убило эрекцию. Вика вся дрожала, увиденное потрясло ее, но она не могла оторваться. Он был так жалок, сейчас у него ничего не выйдет и Юля выставит его. Что-то дернулось в девушке, и она сделала то, о чем потом неоднократно жалела.

***

Обещание

Дима вытер слезы, его голова покоилась на обнаженной груди Юли, только что они воссоединились, душой и телом. Все было хорошо, было так спокойно…

- Пообещай мне – прервала молчание Юля – пообещай, что ни в чем мне не откажешь.

- Все, что попросишь! – с готовностью протараторил Дима, подняв голову, теперь он смотрел ей в лицо, как верный пес смотрит в глаза своей хозяйки.

- Хорошо. Давай сюда снова – он снова положил ей голову на грудь.- Не ожидала я такого от Вики, вроде пай девочка, а вон те!

- Я тоже – признался Дима

- Но она тебя завела, сразу встал! – засмеялась Юля и вложив член себе в руку, потрясла его хозяйством.

***

Расплата (окончание)

Накануне свадьбы Юля вся была в хлопотах, так было проще, так можно было забыть о недавних событиях как о дурном сне. Она и Вика уточняли список гостей и рассадку, когда внезапно увидели на пороге отца. Он обнял младшую и подошел к старшей.

- Поздравляю

- Я так счастлива! – она сама рванулась к отцу, охватив его крепкую фигуру.

- Вика, выйди, пожалуйста - его тон стал вдруг серьезным и не предполагал возражений – мне надо поговорить с Юлей. И не подслушивай, как обычно! - бросил он ей вслед

Юля погрустнела, разговор явно будет не из приятных

- Милая, я говорил и повторю еще: я люблю тебя больше чем твою сестру. Именно поэтому я часто был строг с тобой. Я пришел сегодня, потому что завтра все изменится. Я в курсе последних событий…

- Вика проболталась как всегда?

- Не перебивай. Она тебя очень любит. Итак, я был строг с тобой, но так было надо. За Вику я не волнуюсь, она хоть и моложе, но крепко стоит на ногах. Я больше всего боялся, что ты вырастешь и станешь похожа на мать.

- Если ты так плохо о ней думаешь, зачем спал с мамой? Ты ведь знал, что она несвободна – бросила тираду Юля

- Ты все неверно истолковала. Я любил ее всем сердцем, а она меня, это чудесная женщина. Горячая, бесшабашная, неудержимая.

- Я никогда ее не видела и наверно не увижу.

- Верно. Это была ее цена, и я буквально молился, чтобы ты не заплатила свою.

- Я заплатила – тихо сказала Юля

- Еще нет. Увы, еще нет. У твоей мамы не было чувства меры, и она не принимала слова “нет”. Если ей что-то хотелось, она брала это, бывало ради этого, она играла чужими судьбами. Ничего не напоминает?

- Я хотела как лучше.

- Она тоже, но вышло не очень, впрочем как и у тебя. Увы, в этом вы с ней похожи.

- Что ты хочешь от меня? Что бы я сказала, что мне жаль? Да … твою мать мне жаль.

- Вот сейчас ты ее копия. Знаешь, я на многое закрывал глаза, помнишь, у нас был разговор недавно?

- Помню

- Ты, верно думала, что я только тогда это узнал, но я был в курсе, давно в курсе твоей порнокарьеры, но раньше решил: ладно, она взрослая, и это ее тело. Я был в курсе твоих отношений с Машей, не скрою, вначале я был не восторге, но потом понял, что это во благо, я подумал, может хоть так она будет счастлива, вы с ней будете счастливы. А когда у тебя появился Дима, как ты думаешь, что я чувствовал?

- Думаю: радовался

- Нет, был очень опечален, потому что понял, что ты бросишь ее ради этого парня, я даже был на грани того, чтобы все ему рассказать. Так надо было сделать! Но я дал слабину, пожалел любимую дочку. Ты похоже не понимаешь, что ты сделала: ты ее уничтожила, просто уничтожила! То, что с ней случилось - это целиком твоя вина.

- Папа но… - Юля заплакала – у меня не было выбора.

- Чушь! – воскликнул он в сердцах, и добавил, чеканя каждое слово - Выбор есть всегда. Знаешь, я не верю, что как отец тебе такое говорю, но вам надо было жить втроем.

- С ума сошел? Как ты можешь?! – возмутилась Юля, не веря услышанному

- Да брось. Мужик твой тряпка и ты это прекрасно знаешь. Он бы такой расклад легко принял, спала бы ты и с ним, и с ней. А через пару лет, ты бы уже и им двоим иногда разрешала бы побыть вместе. Под конец были бы и дети общие…

- Но так неправильно!

- Неправильно? У Маши впервые в жизни, и в какой жизни! был просвет, была надежда, любовь, любимая! Но ты все испоганила, потому, что тебе было так проще. Просто тебе было так проще! Тебе было проще жить с Димой и при этом трахаться за бабло. Просто проще бросить ту, что тебя боготворила, чтобы не рисковать. Вот это, блин, неправильно!

- Я же ушла из порно, когда ты пригрозил, что все расскажешь Диме.

- Хм. Ушла? Думаешь достаточно ник сменить? Нет, твой последний ролик определенно шедевр, вершина твоей карьеры. Я понимаю, что ты была зла, но ты же обещала! Ты обещала, твою мать!

- Не говори ему, пожалуйста, не говори – взяв отца за руку, слезно умоляла Юля - он все, что у меня есть.

- Хотел бы – сказал… Жаль мне парня, боюсь, что боком все это выйдет, но не скажу.

- Спасибо, спасибо! – залепетала Юля, обняв отца, вжавшись мокрой щекой ему в плечо.

- Не благодари. Я сделал кое-что, что тебе не понравится, я переписал нашу квартиру на Вику. Ты подпишешь отказ от претензий. Нет, это не месть и не наказание. Она тоже моя дочь, и я обязан ее защищать.

- От кого? – не веря ушам, спросила Юля

- От тебя.

- Я?! Я никогда, нет!

- Хм. Я слишком хорошо знал твою мать, а ты, увы, так на нее похожа. Ты угробила Машу, подчинила Диму. Рано или поздно ты и Вику возьмешь в оборот. Ты же без пяти минут дипломированный психолог, самоанализ не пробовала? Молчи, это риторический вопрос. Я пытался уговорить ее не пускать к себе тебя с мужем. Она ни в какую, даже когда я ей все про тебя рассказал. Она тебя так любит, что не хотела даже квартиру брать. Заставил и сказал, что если она тебе право собственности передаст, не буду с ней разговаривать.

- Наверно я все это заслужила – признала тихо Юля

- У нас прогресс похоже?

- Папа, не надо так, пожалуйста! – плача она вновь прижалась к отцу.

- Девочка моя, я ведь счастья тебе хочу, защитить хочу от тебя самой.

- Я понимаю – тихо прошептала Юля смирившись с неизбежным

- Ладно, извини, что так жестко вышло, будут дети, поймешь меня. Я пойду.

- Папа! – вдруг остановила она его уже в дверях.

- Как ты узнал про порно? Вика рассказала?

- Нет. Знаешь, у мужчины и в моем возрасте есть потребности, с Леной у меня тяжело шло, а надо было как-то напряжение снимать, ты же была весьма популярна. Случайно наткнулся.

- Но ты их смотрел, ты ведь все их смотрел – догадка озарила мозг Юли яркой вспышкой.

- Я не знал твою мать в молодости, а ты телом ее копия, почти клон. Прости, что не устоял перед искушением. Прости своего старика.

- Это всего лишь шоу.

- Я знаю. Удачи тебе с Димой. Знаешь: роди-ка ты побыстрее, дети мигом дурь из головы вышибают.

- Спасибо, я подумаю

В этот же день и почти в это время Маша сидела у окна и пыталась собрать остатки сил, чтобы жить дальше. Чтобы довести случившееся до конца, и чтобы Дима ничего не узнал. Последнее будет труднее всего.

***

В тот злополучный день ее сердце было переполнено радостью, жизнь вновь стала светлой, легкой, понятной. Она хотела сразу сказать ему, но решила перестраховаться. Но вроде как все было хорошо, оставалась простая формальность. С улыбкой на лице она вбежала в кабинет, присела, когда попросили, не думая не о чем, ни о чем плохом, когда услышала:

- тест на ВИЧ положительный, мне очень жаль

И комната вдруг озарилась огнем, в мгновение вся ее будущая жизнь вспыхнула, сгорела и пеплом развеялась по ветру. Ничего не осталось, только боль и вина. Дима! Юля! Нет! Нет!!! Батареи палили нещадно, окно было приоткрыто, Маша вскочила на подоконник, распахнула створку. Всего шаг отделял ее от небытия, от забвения, от избавления от боли…

Сильные руки схватили ее, рванули и сбросили на пол, вернули к реальности.

- Дура! Эгоистка! – орал врач - Нельзя думать только о себе! Уяснила?! Или сразу в психушку отправить?

- Не надо, я буду жить, буду сколько смогу – дрожащими губами, под его пристальным взором, пролепетала она.

- Все, успокоилась? – спросил он через несколько минут. Маша кивнула. Хорошо. Много контактов было

- За какой период?

- С прошлой проверки.

- Много, но никого из них я не знаю толком.

- Занимались проституцией?

- Можно и так сказать. Хотела забыться, после того как бросили.

- Как его зовут? Имя, Фамилия, Адрес.

- Ее.

- Понятно, тогда она пусть живет спокойно, так не передается.

- А Что с …

- Пройдешь терапию – может обойдется. Скорее всего.

- Сколько у меня времени?

- Не могу сказать, кто-то десятки лет живет, кто-то за год сгорает. Если есть деньги, то в среднем дольше.

- Деньги я смогу достать

- Надеюсь это не то, что я думаю.

- Нет, это бесконтактно.

- Понял. Держитесь и удачи.

***

Так это было. Она уже вспомнила все, но мысль неуклонно двигалась дальше. Дима. Тот месяц, что они встречались украдкой, был волшебным, как и те два с небольшим года с Юлей. Юля была занята написанием диплома и подготовкой свадьбы, а Дима давно все написал раньше и имел возможность погулять во всех смыслах этого слова, потом будет работа и семейная жизнь – конец раздолью. Маше трудно было отследить все Машкины аккаунты, да и некогда было.

 Их пара совместных шоу - это было что-то, как он не заразился? Может дело в обилии смазки, она сама по себе антисептик и покрывая кожу не дает прямого контакта? Или это судьба смилостивилась над ней? А может все это воздаяние по делам? Она хотела ему во всем признаться, понимая, что после этого никакой свадьбы с Юлей не было бы, просто хотела сначала убедиться, что все в порядке, а теперь он ничего не узнает. Если бы не этот чертов вирус, она стала бы женой Димы, не Юля. Прости подруга, но ты сама сделала выбор.

***

Идеальный план (окончание)

Несколько дней прошли чередом, ничего толком не изменилось. Вика продолжала сопротивляться его подкатам, а Юля начинала терять терпение и выпуская пар трахалась как нимфоманка. Дима оказался между молотом и наковальней, и это начинало потихоньку сводить с ума. Ведь возможно Юля отчасти права и с Викой ему будет лучше. Та давно согласна, но… Неправильно все это. Все неправильно, неправильно изменять и неправильно Юле потакать во всем. Когда-то ему было хорошо с ней, но он устал, устал от нее. А ведь с Викой жить было бы проще. Красивая девушка, чувственная, нежная без заморочек, и наверно в будущем хорошая мать. А Юля, как его сейчас шпыняет – будет детей строить, по поводу и без. Она не может по-другому, без иллюзий, так все и будет, а если кто из детей в нее пойдет? Нет, но это реально тогда дурдом будет! Дети будут ссорясь с мамой к нему апеллировать, а он меж двух огней, разве что Вика поймет и утешит. А как без того? Иначе с ума сойдешь или болезнь какую заработаешь от нервов… Блин, ну все к одному сводиться!

Была поздняя ночь. Он шел по коридору погруженный в свои мысли. Нужно было отлить и обмыться. Юлю он только что осчастливил, можно и отдохнуть, наконец. Он хотел одеться, но жена запретила халат или трусы пачкать. Потому он шел голый. Все сделав, он задержался, те самые мысли все не давали покоя. Он вышел и шагнув в коридор, чуть не влетел в Вику.

Ей тоже приспичило, но она терпеливо ждала, и лишь когда все стихло, рванула к туалету. Конечно опосля надо мыть руки, и она потянулась к ручке двери… Увидев голого Диму, Вика отскочила вжавшись в стену.

Она была в одной ночной рубашке, совсем рядом, прекрасная, юная, зовущая. Волнующие выпуклости грудей натягивали ткань, в свете ночных фонарей просвечивала талия, соблазнительные округлые бедра. Этому невозможно было сопротивляться, этому не надо сопротивляться.

Он стоял рядом смотрел на нее так, что страх быстро исчез, для него просто не осталась места, и она как зачарованная смотрела на его поднимающийся член, понимая, что очень скорой ей придется принять его в себя.

Он понял, что она не побежит, не сможет. Она ждет, когда ее возьмут. Именно так. Так о чем речь? Он подошел и положил ей руки на предплечья, прижал ее руки к стене и впился губами в ее губы.

Она чувствовала на себе вес его тела, пока его пальцы скользили по ее рукам, поднимая их кверху. Внизу все сделалось жарко и влажно, она почти осознала неизбежность ближайшего будущего.

Он крепко держал обе ее руки одной правой, прижимая к стене. Теперь она если бы даже захотела, не смогла бы ему помешать. Левой рукой он провел по ее груди, опустился ниже и чуть освободив, положил руку на ее ногу чуть выше колена и залез под подол, поднимая его вверх, выше и выше.

Рубашка была уже задрана по грудь, и Дима таращился на ее обнаженное тело. Все, сейчас он отстранится назад и войдет в нее, она видела это в кино, читала в книгах.

Он не спешил, хоть его член и был другого мнения. Одна вещь неожиданно сбила его с толку: лобок Вики был абсолютно чист, без малейших признаков растительности, так раньше не было. Она что, побрилась для него? С недоверием он коснулся ее киски рукой. Гладко, совсем гладко, лазерная эпиляция.

Его пальцы коснулись ее влажного бутона, потеребили, нащупали, приласкали любовную кнопку, раздвинули лепестки, сейчас они будут внутри нее. Она негромко стонала, внемля его усилиям.

- Не надо, я все сделаю сама. Прошу – прошептала она на одном дыхании, побуждаемая невесть откуда взявшейся силой воли. И не дожидаясь ответа, она мягко отстранила его руку и грациозно присела, опускаясь вниз.

Он не препятствовал, лишь завороженно наблюдал как ее нежный ротик приоткрывается, как губы розовым колечком, пропускают через себя его член, как головка пропала внутри и была приласкана игривым язычком. Ее пальцы легли на ствол и пару раз прошли туда-сюда. Он подумал, что все вероятно ограничится этим, чего еще ожидать от молодой девушки, но нет, он ошибался, сильно ошибался.

Она упрямо проталкивала его внутрь, глотку распирало, слюни текли потоком. Вот когда пригодилась наука! Но она продолжала, через боль, через неприятие, пока его нехилый агрегат не вошел почти полностью. Она попыталась улыбнуться и подняла глаза вверх, поймет ли он этот нехитрый намек, или он уже забыл, что было с ним раньше?

Дима был потрясен, увидев свой член полностью поглощенным Викой. В исполнении Юли или Маши подобное смотрелось естественно и органично, но Вика! Нежная девушка, интеллигентная, почти тургеневская барышня, проводящая вечера за книгами. И тут такое! “Как? Откуда?” – недоумевал он, пока Вика размеренно гоняла его друга туда-сюда в своей влажной пещере. Такую технику он видел только у… Но нет, это невозможно, невозможно!

Это было трудно, даже несмотря на продолжительные тренировки, по первости ее вообще часто выворачивало. Нет, у Димы действительно здоровый хрен, и похоже рано или поздно он насадит ее на него. Она заметила, что он напрягся чуть сильнее – верный знак приближения конца, так ей говорили.

Он был на грани, когда Вика остановилась и выпустила член из-рта. Он понял, будет что-то еще, неужели… Она улыбнулась и подцепив пальчиками подол, медленно сняла ночную рубашку, отбросив ее прочь. Он ждал. Она чуть приподнялась и улыбаясь охватила бюст руками с обеих сторон, затем легко и непринужденно заправила член в ложбинку между грудей.

Она двигалась вверх и вниз, массируя его член массивными полушариями, приподняв грудь чуть выше, она смогла доставать головку языком. Он терпел, хотел продлить сколь можно эти мгновения, но результат был предрешен. Семя мощно брызнуло ей на лицо, затем исторгаясь залило грудь. Белая вязкая субстанции попыталась было растечься, но Вика не позволила, аккуратно собрала все и не поморщившись заглотила. Еще один намек для него, но поймет, ли?

Тяжело дыша и не смея пошевелиться, он проводил ее восторженным взглядом, когда Вика не произнеся не слова, грациозно повернулась, игриво выставив бедро, подняла рубашку с пола и на цыпочках тихонько побежала к себе. Ошеломленный Дима даже успел ее приласкать и поблагодарить.

Убедившись, что все тихо, Вика схватила телефон, не обращая внимания на быстро засыхающие на ней остатки семени.

- Алло. Прости, не разбудила?

-…

- Понятно. Если не вовремя, давай завтра позвоню

- …

- Хорошо, я подожду.

- …

- Але, можешь?

- …

- Я это сделала. У-иии! Сделала. Он наживку заглотил. Вернее я (смеется).

- …

- На грани, едва не дала. Уффф! Сделала по ходу дела пару намеков, может - догадается.

- …

- Хорошо. Спасибо за науку, пригодилось

- …

- Думаю в течение недели

- …

- Жалко, но что делать? Нет, не только для тебя

- …

- Люблю его. Сильно уже люблю.

- …

- Понятно. Передавай привет, скоро увидимся. Пока-пока!

Она выдохнула. Решение пришло давно, но только вчера она решилась его осуществить. Трудно, но надо: для себя, для него, для них, для нас всех. Будет и трудно и больно, но результат того стоит. В конце Дима будет с ней, а Юля останется в прошлом, их брак все равно обречен, она его недостойна, с ней он не будет счастлив. А с ней у него все будет хорошо, надо только родить ему ребенка, и желательно побыстрей. На всякий случай.

Вечером следующего дня Юля нервно ходила по кухне, туда-сюда и пыталась привести мысли в порядок: “Надо успокоиться, Вика может заметить… Где Диму носит? Вроде уже должен прийти. Но это все ерунда, что делать-то? Что делать? Думала, что будет проще, что будет быстрее. Не вышло. Дима уж что-то долго с ней ковыряется. Дело-то простое, она же еще не знала ничего. Или? Нет, такое не укладывалось в голове. Ладно, хуже другое: он слишком много с ней уже общается, как бы это не переросло с его стороны во что-то большее. Я строгая, а она мягкая и податливая. Что он в итоге выберет? Кончать это все надо и быстро… “И тут пришло решение, вроде как абсурдное, но это как раз оно и есть.

Она любезно встретила мужа, накормила ужином, а когда довольный супруг прошел в комнату, то увидел, что постель уже разобрана и застелена. Говорить особо ничего не нужно было, он принялся раздеваться, но когда уже был готов, наконец приступить к делу, вдруг услышал:

- Дима, ты должен сделать кое-что для меня – и, не дожидаясь ответа, продолжила – Трахни Вику. Сделай это прямо сейчас. Она, возможно, будет сопротивляться. Не обращай внимания, это лишь для виду, я знаю женщин. Приду, когда будешь внутри нее, не раньше.

План был прост и давал результат в любом случае: если Вика будет упираться и Дима применит силу, это почти наверняка разрушит их отношения, если нет - она устроит скандал и пристыдит мерзавку, повесив на нее комплекс вины за случившееся.

И так уважаемый читатель, мы вернулись к начальной точке повествования, но теперь уже кое-что ясно. Конечно остались непонятные моменты, но именно так все и задумывалось. Так ведь интереснее, верно? Терпение. Скоро все прояснится. Ну, если Вы все-таки добрались до этих строк, то я с Вашего позволения продолжу.

Апогей (окончание)

Вика забралась в постель пораньше, нужно было хоть немного выспаться, вчера она с пол ночи просидела вспоминая произошедшее. Наверно было бы неплохо сегодня-завтра повторить, хотя по любому через неделю Юля будет уже в прошлом. Она решила немного почитать, дабы привести в порядок мысли и расслабиться.

Вика не заметила его, отвернувшись к стене, пока кровать не скрипнула под весом его тела, испуганный вскрик не успел раздаться, рот был уже зажат его рукой.

Она испуганно смотрела на Диму, растерянно хлопая глазами. Трусы он сбросил заранее, и сейчас голый навалился нее, прижав к постели, свободной рукой он уже шарил у нее под ночнушкой. Вика была сбита с толку, она не понимала, как Дима на такое решился, ведь Юля там, в соседней комнате.

В какой-то момент ему показалось, что все действительно пройдет легко и быстро, он задрал ночнушку до груди, раздвинул девушке ноги и устроился между ними. Член давно был в боевой готовности, и он потрогал Вику между ног, проверив смазку, увы, там пока было сухо, но у него не было времени на нежности, да жена могла это неправильно понять. Поплевав на ладонь, он увлажнил своего друга и готовился уже войти, как получил неожиданный пинок ногой.

Вика была в растерянности, она с одной стороны давно хотела, чтобы он овладел ей, но она не желала быть добавкой, приятным дополнением к основному блюду.

- Какого хрена? – удар был не сильным и скользящим, но обескураживающим

- Ты зачем …здесь? – тяжело дышала Вика, сбросив с себя вес его тела.

- Той ночью ты была другой – растерянно пробормотал Дима.

- Ты будешь жить со мной? Уйдешь от нее? – с надеждой в голосе вопрошала Вика. Но он молчал. Она поняла, она осознала, она взорвалась – Убирайся! Убирайся отсюда!

Он было хотел подчиниться и уйти, но вдруг что-то произошло, годами ему указывали, что делать, и он делал. Мать указывала, потом Юля… Он делал, потому что считал, что обязан матери, делал, потому что боялся потерять Юлю, потом делал потому, что чувствовал вину. Делал, делал, делал. Кому интересно, что он хочет, что он чувствует? Хватит, довольно!

Злость овладела им. Она все поняла и стала отбиваться, но в растерянности ее удары были слабыми, не достигали цели и лишь злили насильника. Он схватил ее рубашку, пытаясь вновь задрать, она прикрывалась, и ткань треснула.

И тогда он просто разорвал ее клочья, содрал с нее, прижал к ложу, схватив за шею и придушив. Силы покидали ее, он уже раздвинул ей ноги и пристраивался. Нужно было продержаться еще немного, скоро сюда влетит Юля, она явно все слышала. Последним усилием, она с силой всадила ногти ему в лицо и рванула, оставляя длинные кровавые борозды.

Это помогло, и Дима отпрянул, осознав что едва не натворил. Он медленно поднялся и двинулся к двери, которая внезапно широко раскрылась,  Дима встретился взглядом с Юлей и опустил глаза.

- Юля я ничего, это все он! – завопила сестра, поджав под себя ноги, она вжалась в угол.

- Даже простое дело ты смог завалить, тряпка! – презрительно бросила Юля. Ей уже надоело притворяться.

- Юля, не надо! – В ужасе Вика осознала расклад. Против двоих ей не справиться, а умолять бесполезно. Юля страшна в гневе.

- Точно тряпка. Все надо делать самой – она решительно направилась к побледневшей Вике, осознавшей, что спасения нет.

- Пожалуйста, не на… - звонкая затрещина оборвала мольбу. Вику словно ошпарило кипятком, и это не была боль от удара. Реальность, в которой она жила, к которой привыкла, исчезла в мгновение и обернулась страшным кошмаром. Как это уже бывало ранее, в минуты сильного волнения у Вики случился приступ удушья.

- Заткнись сучка! Мужа моего захотела?! Сейчас получишь, во все дыры получишь! – но Вика уже не обращала внимания на угрозы. Страх смерти был сильнее, и собирая останки воли, она пыталась не задохнуться. Юля бросила мужу: Ты, иди сюда, резко!

- Юля, ну не надо – взмолился Дима

- Сюда! Подошел и засадил, давай! Она схватила Вику за волосы и довольно быстро и умело поставила раком. Та не сопротивлялась, не было сил, дыхание сбилось, сердце выпрыгивало наружу. Юля прикрикнула на Диму – Под сейчас зад вылетишь.

- Юля ты с ума сошла! – крикнул Дима

- Я сейчас сама эту сучку порву – и Дима понял, что у него нет выбора. Юля слетела с катушек и если сейчас он не сделает, что та хочет, кто знает что будет? Он реально уже опасался за жизнь Вики.

Прижатая к подушке, униженная, растоптанная Вика покорно ждала своей участи. Бесполезно все бесполезно! Все усилия напрасны. Дима уже был рядом, он поднял свой член и готовился в нее войти. Скоро, скоро она познает его. Сколько она об этом мечтала, грезила, ласкала себя ночью в мыслях о нем? Но все будет не так. И это наверно расплата, за то, что тогда она его унизила, а он не забыл, не забыл! И возьмет сейчас по полной.

Это было тогда, в том самый вечер, когда униженный Дима стоял перед ними с Юлей на коленях, и она кричала на него, заставляла мастурбировать. Но он лишь мял в руках и не мог, никак не мог не поднять свой член, пока вдруг Вика неожиданно не распахнула перед ним халат. Выставив перед ним свое тело напоказ, она крикнула что-то вроде “Это тебе нужно? Дрочи, давай!”. Дима сорвался и заплакал, но именно тогда у него вдруг появилась эрекция, и он, смотря на ее обнаженное тело и дрочил, отчаянно дрочил утирая слезы.

Легкое касание, давление, распирание, резкая короткая боль, опять распирание, опять боль, и все свершилось! Он взял ей, она теперь принадлежит ему. Как просто, как быстро, необратимо! И почему-то стало легче, даже несмотря на боль, унижение, позор. Все уже случилось, и нет уже страха, нет злости, лишь пустота и боль. Душа девушки подобна прозрачной сфере из тонкого льда, когда все хорошо, она искриться и сверкает и тает под лучами человеческой теплоты, открывая доступ к сердцу, но стоит приметить силу и сфера бьется, взрываясь изнутри, впиваясь в плоть тысячами осколков. Эта боль так нестерпима и бессмысленна, что остается лишь кричать одну единственную фразу: “За что?! ” Вика захотелось, чтобы это кончилось побыстрее, внезапно откуда-то взявшаяся усталость, слабость овладела ей, она уже почти не реагировала на яростные Димины толчки разрывающие ее изнутри. Сознание уже затуманенное недостатком воздуха, стало покидать ее.

Дима разошелся и уже долбил с остервенением, внутри было удивительно плотно, а вначале он вообще не мог толком войти, но распаленный похотью он даже не обратил на это внимания. Как и на то, что Вика уже почти не реагирует. Лишь очень быстрый приход оргазма, вернул его к реальности, он едва успел вытащить и дроча можно излился ей на спину. И лишь тогда тяжело дыша, он посмотрел вниз и увидел то, от чего его губы задрожали. Его руки были в крови, ее было не слишком много и до Димы не сразу дошло, он ведь раньше не был ни у кого первым и потом, подумал вначале, что он травмировал Вику. Но вскоре до него дошло, что Вика была девственницей, и он насильно отобрал самое дорогое, что было у девушки.

- Юля, посмотри – промямлил он.

- О, черт! – только и смогла выговорить потрясенная сестра, только сейчас она заметила, что лежит Вика без сознания. Юля умела оказывать первую помощь, но раньше ей не приходилось применять знания на практике, потому теперь ей пришлось судорожно вспоминать, все, чему ее учили.

Желудок свело спазмом, тошнота подступила к горлу, и Дима соскочив с постели рванул к туалету. Около минуты его сильно рвало, будто выворачивая наружу, и после, отходя и тяжело дыша с искаженном восприятии, он шарил руками, будто ища что-то. Образ жизни и занятий подсознательно определяет привычную среду, Дима был программистом, и не сразу, но он осознал, что машинально ищет кнопку undo. Но кнопки не было и нельзя было уже ничего вернуть назад, нельзя было ничего исправить.

Дима проковылял в комнату и увидел, как Юля пытается привести Вику в чувство. Он остановился как вкопанный, не зная, что делать. Дима ведь знал о ее приступах, но одурманенный похотью ничего не заметил, возможно этим он даже убил ее. Ее, Вику, милую добрую девушку, давно тайно влюбленную в него. Замученную лишь потому, что он, тряпка, не смог поставить на место зарвавшуюся дрянь. Осознать это было уже слишком, с дрожащими пальцами и на подгибающихся ногах он добрел до постели, опустился на колени и закрыв лицо руками, не сдержавшись, зарыдал и уткнулся в простынь. Он не верил в Бога, но сейчас был готов молиться кому угодно, лишь бы все обошлось.

Возращение было внезапным и не слишком приятным, особенно если учесть, что первое, что она увидела, раскрыв глаза, было лицо Юли. А это было, пожалуй, последнее, что она сейчас хотела бы видеть. Но оттолкнуть обнимающую ее рыдающую в голос Юлю она не могла, не из ответных чувств конечно, просто не было достаточно сил. Неужели все зря? Но нет, она приметила рядом побледневшего Диму с лицом человека, мечтающего провалится от стыда сквозь землю. Это означало, что не все потеряно, поздно было отступать, и ничего уже исправишь. Она отдохнет, наберется сил и продолжит. Теперь во что бы то ни стало надо дойти до конца, и может им с Димой и не суждено быть вместе, но с Юлей она его разлучит. Любой ценой. С ней он обречен.

Юля сидела рядом с наконец уснувшей Викой, сегодня она не оставит ее одну, не смотря на то что сестра лишь презрительно молчала на все ее красноречивые извинения. И поделом. Она победила, но эта победа бесплодна, да теперь Дима будет с ней верно и неотрывно, но это будет союз подельников, он будет с ней лишь потому, что одному не поднять эту ношу вины. А ведь он даже не знает всего, она скрытую камеру поставила в комнате сестры и изнасилование есть на пленке. Страховка на случай, если Дима решит уйти. Вот до чего она дошла. Это безумие, реально безумие, и рано или поздно Дима ее возненавидит. А ведь с Викой он наверно был бы счастлив, пора признать это, наконец. Тяжелые мысли не давали ей покоя, и лишь под утро усталость взяла свое и Юля погрузилась в сон.

Вика проснулась перед рассветом по естественному зову и аккуратно, стараясь не разбудить сестру, слезла с кровати. Раньше по фильмам и книгам она знала о женщинах, которые после жесткого секса не могли толком ходить, а сейчас она была одной из них. Тело болело, было измазано запекшейся кровью и подсохшей спермой, она оправилась и кое-как омылась, стоять под душем не было сил. Уже возвращаясь к себе, она вдруг остановилась и направилась к спальне супругов.

Сон Димы был каким-то тяжелым и нечетким: он то проваливался в забытье, но резко просыпался и ошалело шарил рукой в поисках супруги. Он уже и забыл, когда спал один, Юля всегда была рядом. Резко пробудившись после очередного нудного сна, более смахивающего на кошмар, заспанными глазами он увидел перед собой освещенный тусклым светом силуэт обнаженной женщины с длинными распущенными волосами. Он потер глаза, но призрак не пропал, лишь решительно выставил ладонь, запретив приближаться. Она пришла за ним? Кто она?

Придя в себя, Дима наконец узнал Вику, и вспомнил содеянное. Стало больно и страшно, но он понимал, что расплаты ему не избежать.

- Что тебе нужно? – прошептал он, уже на середине фразы поняв несуразность вопроса.

- Пришла посмотреть на мужчину, которому принадлежу.

- Прости, пожалуйста, прости…

- Ты силой сделал меня своей, и думаешь можно просто извиниться? Слова не вернут, того что ты взял и что получил.

- Я в полицию пойду, возьму все на себя, будь что будет – вдруг тихо сказал он.

- Не нужно. Это ничего не даст. У меня другие на тебя планы. Ты все еще нужен кое-кому. Молчи, мне нужно отойти, потом все узнаешь

- Могу я для тебя что-то сделать?

- Дай телефон. Юлька мою симку куда-то дела. И… Нет, можешь остаться.

Она охнув присела на стул и набрала знакомый номер. Дима привстав тщательно вслушивался в каждое слово.

- Привет, прости за ранний звонок.

-…

- Да случилось

-…

- Юля с катушек съехала, мне сильно досталось.

- …

- Жива. Остальное время вылечит. Надеюсь. Может быть

- …

- Нет, все в силе. Просто видимо потребуется больше времени.

- …

- Да, почему звоню, Юля неуправляема, если со мной что случится - иди прямо к Диме. Да, все вместе. Обещаешь?

- …

- Когда узнает, сможет. У него не будет выбора.

Он отдала телефон обескураженному Диме. Даже не сам загадочный разговор его поразил, но то, с каким достоинством Вика держится. Смог бы он так? Вика повернулась и собралась было уходить

- Что происходит? – остановил он ее вопросом.

- Несколько часов назад – Вика вздохнула и обернулась в сторону Димы – У тебя был шанс поступить правильно. Если бы выбрал меня, узнал бы все и получил к тому же подарок, о котором не мог и мечтать.

- Я сделаю, все что скажешь…- выпалил вдруг Дима – только прости

- Этого теперь недостаточно – тихо сказала Вика – пока ты не заслужил правды.

- Но что мне делать? – грустно вопрошал Дима

- Я пока не знаю, мне пока слишком больно – она встала со стула и направилась к выходу - Может потом…

Она неловко двигаясь задела стул и споткнулась, пытаясь избежать падения, она резко дернулась, и это движение отозвалось болью в промежности, потому потеряв равновесие, Вика растянулась на полу. Жалкая и несчастная, униженная, распростертая перед ним, повинуясь более чувствам, чем разуму, Вика бросила в сторону Димы взгляд полный безмолвной мольбы.

И он пулей вскочил с постели и взял ее на руки прежде чем, она успела бы возразить. Поднятая внезапно в воздух она инстинктивно охватила руками его шею. Их глаза встретились, и хоть уже через пару мгновений она отвернулась, пытаясь не выдать себя, но он успел понять все. Ее рот был полуоткрыт, глаза полузакрыты, тело расслаблено, губы ждали. Она и правда принадлежит ему душой и телом, лишь обида мешает признать очевидное.

Он молча отнес ее обратно, войдя в комнату, он старался не шуметь, но утомленная ночным бдением Юля спала мертвым сном. Дима бережно положил Вику в постель, накрыл одеялом и не удержавшись, поцеловал в пробор прически. Она чуть вздрогнула, и замерла, пытаясь сохранить невозмутимость. Дима тактично покинул комнату, с сердцем вновь озаренным надеждой. Рано и поздно он получит от нее прощение и тогда… Вот с этим как раз и была проблема, он не знал, что тогда.

Она вначале тихонько рыдала, уткнувшись в подушку, потом согнув руку в локте стала, несильно бить себя между массивных грудей, проклиная за слабость, ибо оказавшись в его объятиях, она в несколько секунд простила ему все. И он, похоже, это заметил. Это было обидно, это было несправедливо, но она ничего не могла с этим сделать, лишь постепенно усталость заглушила боль и Вика вновь провалилась в сон.

 - Просыпайся, завтрак стынет – прорвавшаяся сквозь сон Юлька была мила и приветлива, и это реально бесило.

- Спасибо – Вика взяла поднос, с трудом справившись с искушением вывалить и выплеснуть содержимое на голову мерзавки. Увы, но она слишком хорошо воспитана.

- Поешь и помойся, могу помочь, если самой тяжело.

- Сама справлюсь – отрезала Вика, уплетая омлет, проснулась она с сильным чувством голода.

- Потом я тебя осмотрю. Тс! – цыкнула она Вике – это не обсуждается. Мало ли, что, а к врачу тебе нельзя.

Вике пришлось подчиниться, благо у Юли был в этом деле большой опыт. В секс-индустрии травмы случаются, а бегать по врачам из-за мелочей сгорая от стыда не хочется. Маша научила ее, и часто они осматривали друг друга и лечили мелкие болячки.

- Дима изрядно над тобой поработал, но серьезных травм нет – объявила она по окончании

- Я типа радоваться должна? – съязвила Вика.

- Слушай, если бы я знала, что ты все еще целка, не стала бы. Получилось реально мерзко, прости. Да и не сочти меня уж совсем циничной, но дней пять - недельку тебе лучше не трахаться. Пусть заживет.

- А зачем это все?- наконец поинтересовалась Вика - Можешь сказать наконец, пока Дима на работе?

- Ладно. Давай по чесноку. Мы с Димой хотим ребенка завести, но места сама знаешь не ахти, и мне нужно, чтобы ты съехала.

- Из-за квартиры? Ты заставила меня пройти через этот ад ради чертовой жилплощади?! – воскликнула Вика, всплеснув руками от негодования.

- Сама знаешь, что не только.

- Я бы никогда…

- Брось. Ты кстати ничего не хочешь мне рассказать?

- Что именно?

- У тебя лазерная эпиляция всего, что можно, и попа вполне рабочая. А ты думала, я не замечу? В зад, значит, любишь долб… - звонкая пощечина оборвала ее тираду – Что, задела? – ухмыльнулась Юля покрасневшей щекой.

- Какая же ты … - констатировала факт Вика.

- А ты лучше? Диме будет интересно узнать, что попка у тебя проходной двор. Знаешь, я может даже позволю ему тебя в зад трахать время от времени, пусть потешится! – Юля безошибочно нашла ее слабое место и ударила со всей силы - Ты для него лишь дырка, мясо! Когда же ты поймешь это и свалишь наконец?!

- А если я ему про твои с Машкой дела поведаю? – утирая выкатившуюся слезу, зло поинтересовалась Вика - Он ведь не знал, что бл… замуж взял.

- Ты думала он не в курсе? – тихо проговорила Юля, стараясь сказать это максимально правдоподобно – Целку, значит для него берегла, а очко для работы? Ну, еще поплачь, давай! – вычитывала Юля зарыдавшую сестру - Мужиков тебе мало сучке? Своего я не отдам! Поняла, бл… ?!

- Все не так, не так! – утирая покрасневшее от слез лицо оправдывалась сестра.

- А как? Расскажи.

- А хрен тебе! – резко отрезала спохватившаяся вовремя Вика, поняв, что все сказанное раннее лишь уловка, чтобы выведать ее планы.

Несколько дней пронеслись быстрой вереницей, Юля взяла пять дней за свой счет и почти неделю просидела с Викой, не спуская с нее глаз. Но та быстро оправилась, даже подозрительно быстро, как отметила Юля. Но что она могла теперь сделать? Изнасилование было ее последим козырем, и он, похоже сыграл не так, как она планировала.

Дима вдруг стал как-то холоден с ней, даже пытался пару раз избежать близости, чего раньше за ним не водилось. Она вначале списала это на нервное потрясение после случившегося, и думала, что со временем все наладится. И вроде так и случилось через несколько дней, Дима потряс, ее заставив вспомнить их горячие ночи, когда они только-только начали жить вместе. Но потом вдруг все переменилось. Внезапно, резко, безвозвратно. И время ничего не лечило, даже наоборот, и Юля стала замечать, муж все больше отдаляется от нее, тонкие струны которые их связывали, которыми она управляла им, натягивались и лопались одна за другой. И ведь вроде все так же, вроде он делает, что она просит, но все не так, все пусто, формально. Она стала нервничать, плохо спала, еще после первой бессонной ночи опосля инцидента она стала пить снотворное, а потом и вовсе регулярно, иначе она просто не могла работать. На работе тоже было все плохо, ей нужно было помогать людям, на как это делать, когда не можешь помочь самой себе?

Даже мужа в постели она не могла толком завести, она, на которую фаны мастурбировали по всему свету! Раньше у него мигом вставал, и Дима наслаждался ею, приходил в восторг от ее трюков, а теперь он словно отбывал повинность или просто трахал доступную женщину. Юля из кожи вон лезла, но он либо избегал ее, либо просто пользовался ей, без восторгов, без восхищения. И что Юля не делала, она не могла этого от него получить, а ей это было так нужно! Очень нужно! Он не любил ее больше, не восторгался ею, не млел в ее объятьях, не окружал заботой. Просто жил рядом и трахал иногда, возможно из жалости или просто, чтобы снять напряжение.

Конечно, она догадывалась, что причина всего этого. Они скрывали это, держали при ней себя холодно, даже наигранно холодно. Все было видно, и их мимолетные взгляды, что они бросали украдкой друг на друга. Приноровившись, она перехватила такой взгляд, раньше он так смотрел на нее. Раньше, совсем недавно, словно вчера. А теперь он смотрит сквозь нее на Вику, будто ее Юли нет, будто она стеклянная. Это было больно, чертовски больно и она едва сдержалась, чтобы не разрыдаться прямо за столом.

Отчаяние постепенно окружило Юлю, обволокло ее черной пеленой. Выхода не было, и она металась как кролик в свете фар, он не бросал ее, пока не бросал, видимо давая ей время свыкнуться с неизбежным. Он и в самом деле был очень хорошим, она и правда его не заслуживала. И когда все средства были испробованы, она с мольбой обратилась к Вике.

- Прости меня! Я сука реально, но кроме тебя меня никто не спасет. Помоги, пожалуйста!

- Чего ты хочешь?

- Помоги мне с Димой, я не дура, вижу, что ты с ним… Все вижу. Он меня щадит, но это не скрыть. Он не любит меня. Он меня не хочет больше, понимаешь, не хочет! Я злилась вначале на тебя, убить была готова, но потом поняла, что бесполезно. Все бесполезно! Мертвая или вдали от него, ты уже в его сердце. Я приму это, хорошо, пусть... – она говорила сбивчиво, смахивая слезы. А Вика просто молча слушала, тихо спокойно и Юля видела, что мольбы разбивается стену, стену, что она сама возвела. Юля от отчаяния упала перед сестрой на колени - Вы вместе - я приму. Но дай мне лишь частичку вашего счастья, маленькую частичку, уговори его меня простить, убеди, прошу… Я понимаю, почему он так изменился, ты все ему обо мне рассказала… Он презирает, не может простить. Прошу помоги, объясни ему как мне жаль, тебя он послушает! Без него нет смысла, ни в чем нет смысла…

- Знаешь – внезапно прервала молчание сестра – Я долго думала, что сделать, как донести до тебя смысл того, что ты со мной сотворила, мою боль, мои растоптанные тобой чувства. А выяснилось… - она нервно засмеялась, но быстро взяв себя в руки продолжила – Выяснилось, что и делать-то ничего не надо. Вот ирония, правда?

- Ты изменилась. Раньше ты не была такой жестокой – смахнув слезы и поднявшись колен, резюмировала Юля. Стало ясно, что пощады не будет.

- У меня была хорошая учительница – она проводила взглядом удаляющуюся Юлю, и когда та была почти в дверях, сказала – Кстати… Юля обернулась, и обратилась в слух, надеясь на сострадание, но услышала лишь – Я ничего ему пока не рассказывала. Он сам догадался, неудивительно, ты ведь изрядно засветилась там. Знаешь, он держал в себе это несколько дней, лишь потом я его разговорила.

- Что он знает?

- Все, кроме истории с Машей. Он едва не плакал, когда рассказывал, говорил, что простил бы, если бы ты сама призналась. Сумел бы, смог. А теперь не может, хотел бы да не может. Знаешь, он до последнего пытался ваш брак спасти, пока не понял, что уже не получится. Ложь стоит между вами.

- А между Вами, что, правда? – Она не ответила и потрясенная Юля тихо удалилась.

Сестра угадала, между ними была правда, истинная, может неприглядная, но простая и настоящая, правда ночи.

***

Правда ночи.

Второй день после инцидента, третья ночь. Вина непосильной ношей висела на нем, давила на плечи, не давала вдохнуть полной грудью. Сегодня он не сдержался, и улучив момент, встал перед Викой на колени и молил, молил ее. А она стояла перед ним тихая, безмолвная, потом развернулась и ушла…

Не спалось, Юля-то, снотворное приняла, а он за рулем. Дима вылез из постели и вышел на кухню не став одеваться, теперь это уже было ни к чему. Там было темно, и прямо из темноты на него стал выплывать женский силуэт, подсвеченный ночными фонарями. Длинные распущенные волосы, очки сняты, губы приоткрыты, Массивные спелые груди просят ласки, крупные розовые соски чуть отвердели, это от холода, или? Полноватые бедра раздвинуты, демонстрируя в просвете манящие, гладкие, чуть пухловатые складки. Вика здесь перед ним, вся как есть и это не случайно, она ждала его.

- Я уж думала: замерзну. Долго же тебя пришлось ждать – укоризненно заметила она.

- Зачем ты здесь? – пробормотал он глупый вопрос, уже на середине осознав его неуместность.

- Ты взял меня, сделал своей, но после оставил, ни разу не пришел, не согрел в ночи. Я глаз не могла сомкнуть, ждала, когда ты войдешь, заберешься ко мне в постель, овладеешь мной снова. Но я так и не дождалась.

Он стоял как вкопанный, потому что пока она говорила эти слова, ее пальцы легли на грудь, потеребили набухший сосок, прошлись легким касанием по груди, по животу, пробрались между ног и, поласкав слегка половые губы, вдруг распахнули их, обнажив клитор.

- Я так не думал. Не хотел без твоего разрешения… - начал он было оправдываться, понимая, что опять мелет чушь.

- Ты же мой мужчина, тебе не нужно разрешение… Ты просто мной воспользовался, получил свое и бросил меня? Так я должна думать?

- Вика прости…

- Слова не помогут. Докажи мне, что я не права.

- Мы не должны… - начал, было он и осекся, поймав ее взгляд

- Твой член честнее тебя – усмехнулась она. И замолчала. Она ждала теперь от Димы действий и потому продолжила трудиться над киской, готовясь к его неизбежному приходу.

Он застыл на несколько секунд. Это было пошло, некрасиво, вызывающее, но это заводило, реально заводило. Вика не Юля, она ждала от него решительных действий, давала ему возможность быть ее мужчиной, ее хозяином. С Юлей он не знал такого. И он решился, отринув ненужные условности. Ведь все, по сути, все просто: он мужчина, она женщина, он берет ее – она хочет быть взятой, подчиниться ему, внемлить ему, раствориться в нем. Да, такое реально заводит.

Он подошел к ней, и не дойдя чуть-чуть, притянул к себе, ее руки оставили киску и разом легли ему на плечи. Он положил свои руки на ее бедра и прижал к себе с силой, стоящий колом член уперся Вике в живот. Она слегка охнула, губы раскрылись, и Дима наклонившись впился в них. Она обняла его руками, охватив спину крест-накрест. Их дыхание стало неровным, он вдруг приподнял ее вверх за бедра и резко повернул к стене, едва не потеряв равновесие, она инстинктивно охватила его шею, повиснув на нем. Одним движением наклонил бедра вперед, пока ее лопатки не уперлись в стену. Она еле успела наклонить голову, чтобы не удариться затылком. А он уже входил в нее: резко, полно, неумолимо. Она выгнулась, пропуская его в себя, и подтянула колени, пока ноги не сплелись у него за спиной. Он продолжал толкать, пока не заполнил ее полностью. Вика тяжело дышала, слегка постанывая, так глубоко он в нее еще не входил.

Дима стал понемногу двигаться, чуть отодвигаясь назад и придерживая ее массивные ягодицы, и с силой вперед, словно хотел проткнуть ее насквозь, насадить на вертел. Потом быстрее, быстрее и мощнее, было больновато, но она казалось не замечала. Сбылось то, о чем она так долго мечтала, он наполнял ее собой, познавал ее, и она чувствовала его в себе, познавая его. Тепло стало разливаться по телу, и она крепче вжалась него, словно хотела слиться с ним воедино, раствориться в нем. Она чувствовала всеми клеточками тела, он заполнил ее всю: тело, разум и душу.

Он наконец прервал молчание и принялся шептать ей какой-то вздор, бессмысленные ласковые слова, но как это было приятно! Он ускорил темп, и вдруг оторвав от стены, быстро понес куда-то. Она почувствовала дуновение ветра на обнаженной спине, что мягко обволакивал ее. Дима резко наклонил ее, вызвав тихий протяжный стон, положил на стол и не дав опомниться, принялся долбить ее киску, быстро мощно и с большой амплитудой, то почти выходя из нее, то врываясь внутрь.

Возбуждение было сильным, стимуляция мощной а ласки приятными, и пожалуй она могла бы кончить, если бы не боль. Травмы от первого раза еще не зажили и сейчас напомнили о себе. Она терпела, потому что нужно было терпеть, нужно было, чтобы он закончил, и она надеялась, что он не заметит.

Но он заметил и остановился, сумел остановиться! Остановился ради нее! От переизбытка чувств она заплакала.

- Тебе больно? - нежно спросил он, поцеловав лоб и поправив волосы.

- Немного – выдавила она из себя, стараясь не выдать истинного положения дел.

- Я не буду тогда… – начал он

- Я потерп… - попыталась сказать она, но тут он случайно неловко двинулся, и Вика стиснула зубы.

- Так не пойдет – отрезал он и вышел из нее.

Боль ушла, но вместе с тем во влагалище образовалась какая-то пустота, и словно черная дыра стала разрастаться и овладевать ей. Ему нужно было дать кончить, да и ей тоже, и тогда Вика решилась.

- Можно по-другому – и прежде чем он успел возразить, она ловко перевернулась на живот и раздвинула ягодицы.

- Вика, это… - он реально не знал что сказать, так как сразу понял, что она ему готова позволить.

- Все нормально, я готова тебя там принять, давай. Мне это нужно… нам нужно. Помоги мне кончить.

И Дима решился. Помастурбировав немного, чтобы усилить эрекцию, он приставил головку точно по центру ее сфинктера, и придерживая член рукой, нажал. Он думал, что будет очень туго, но вошел сравнительно легко, отметив, что проникновение сзади было проще, чем первый раз спереди. Ободренный, он двинулся дальше и довольно быстро погрузился внутрь на полную глубину. Не так легко, как с Юлей и конечно не как с Машей, плотно, но не туго, попа у Вики вполне себе рабочая – он не мог этого не отметить.

Он посмотрел на нее в поисках ответа, но она обернувшись, лишь смущенно улыбнулась, прикрыла на мгновение лицо рукой и снова открыла, одобрительно кивнув. Получив формальное разрешение, двинулся с места, вначале на всякий случай не спеша. Дима аккуратно стал двигать туда-обратно, проверяя ее реакцию. Некоторое время, она смотрела на него и успела еще кивнуть пару раз, побуждая продолжать, затем отвернулась и начала постанывать. Ее пальцы сами нашли вагину и проникли внутрь, наполняя то, что было оставлено, а большой палец уверенно лег на клитор.

Она хотела кончить под ним, уверенно, во что бы то ни стало, и пока его массивный член орудовал сзади, ее пальцы долбили киску и массировали, терзали клитор. Она любила анальную стимуляцию, но об этом пока знала лишь она и одна близкая подруга. Но она и не думала, что это может быть так здорово, реальный теплый, живой пульсирующий член был много лучше пластикового дилдо.

Дима уверенно набрал темп, зная, что Вике все равно будет больновато, он хотел закончить все побыстрей, не факт что она вообще сейчас способна кончить. Он охватил ее грудь, о как давно он таком мечтал, после небольших холмиков Юли, после Машкиного силикона! В его руках было чудо, и он мял ее груди, вовсе не боясь их испортить. Попка Вики быстро растянулась и уже уверенно принимала его, и Дима принялся долбить в полную силу. Вика тоже разошлась, и он уже чувствовал через перегородку ее пальцы шурующие внутри.

Он был на грани, она была на грани, и почувствовав брызнувшую внутрь ее горячую струю, она буквально вонзилась внутрь, растягивая и долбя несчастное влагалище. И ей удалось, удалось как не странно, и словно взрыв чудовищной силы накрыл ее. И она изогнулась и затряслась прямо с его пульсирующим, извергающимся членом внутри. И он почувствовал это и приподняв и оторвав от столешницы, стал целовать ее шею, плечи, горящие щеки, шепча ей слова благодарности, уверяя ее, что она самая-самая, что ему ни с кем так хорошо не было. И дав Вике оправиться, он скрепил их союз жгучим поцелуем.

Оказавшись в его объятиях, она забыла обо всем, что было раньше: о насилии, отчаянии, боли, унижении, она даже на Юлю не могла сейчас злиться, потому как если бы не она, не видать бы ей Димы. И она рыдала от счастья, уткнувшись в его плечо, а он утешал ее, гладя по голове и шепча до боли банальную фразу: “все будет хорошо“. И впервые за долгое время она точно знала, что это правда.

Прозрение

Работалось Диме трудно, произошедшее прошлой ночью не укладывалось в голове, было лишь ясно, что грядут большие перемены. По-хорошему от жены надо было уходить, но… Выгадав момент и оставшись с Викой наедине, пока Юля мылась в душе, он сообщил ей, что хочет повременить с окончательным разрывом

- Это ее уничтожит, я так сразу не могу, нужно дать ей свыкнуться. И мне тоже, мы ведь три года как женаты и до того полтора с лишним, считай пять лет жизни.

- Понимаю – удивительно спокойно прореагировала Вика

- Мы будем вместе, я обещаю. Но она такая нервная, особенно последнее время, если что не по нраву - сразу закипает, а тут такое. Я боюсь за нее: если что сотворит с собой, как нам жить потом с этим?

- Верно, это испортило бы все. Дай ей время, я потерплю. Можешь иногда спать с ней, мне это не важно, ты все равно теперь только мой, так ведь?

- Так – подтвердил он, поцеловав в губы

- Спасибо – улыбнулась она, смахнув одинокую слезу

- Извини Вика, есть один вопрос, только не обижайся, не хочешь – не отвечай…

- Ты про анал? – она произнесла легко и непринужденно, словно речь шла о булочке к чаю – Я дилдаком попу себе разработала - Дима немного смутился, и хотел было ее прервать, но Вика его упредила – Подруге нужна была помощь, и я с ней на вебке работала. А поскольку киску я для тебя берегла, моей попке пришлось несладко – она подошла ближе, кокетливо улыбнулась и заглянула Диме в глаза - Что замолчал?

- Я в шоке немного – пробормотал он

- Там ты тоже первым был, пластик - это всего лишь пластик. Я должна была той подруге помочь, у нее было отчаянное положение, и поверь: попка раздолбаная на камеру в этом случае не цена. Я бы и больше для нее сделала. Она меня с трудом отговорила. Позже я расскажу тебе все.

- Ты так откровенна – если поначалу услышанное вызвало в нем брезгливость, но теперь он невольно восхищался Викой. Он бы не смог, соврал бы, а она рискуя выкладывает все как есть - И не перестаешь меня удивлять, восхищаюсь тобой.

- Спасибо, милый. Знаешь, я боялась, думала: осудишь. Давай возьмем это за правило: говорить все как есть. Я пока не говорю тебе все, потому что это касается не только меня.

- А как насчет Юли? – он спросил это не сразу. Но этот вопрос давно вертелся у него на языке - Я знаю, что она на Вебке работала с Машей, но мне кажется в ее случае, это не вся правда.

- Чужие секреты – это чужие секреты. Ты и сам мог бы найти ответ, если бы захотел – уклонилась Вика

- Ты удивительная, Вика – признался обескураженный Дима – И это после того, что она тебе сделала? Ты чудо, у меня просто не слов, чтобы выразить, что я к тебе сейчас чувствую. Она закрыла глаза и потянулась к нему и его губы ответили на призыв.

- Просто скажи, что любишь – тихо прошептала она, когда их губы наконец разъединились.

- Скажу, когда это будет правдой – вымолвил он не подумав, Вика отвернулась и смахнула слезу. Диме самому стало обидно и больно, Вика такая чувственная, такая ранимая, а он осел, опять ее обидел. Нужно было исправлять ошибку, и он взяв ее за плечи, почти силой повернул на себя - Посмотри мне в глаза, пожалуйста – она напряла волю, выдохнула и уставилась на него в упор – Ты мне очень дорога, больше чем она, и с тобой… Просто сказать, что мне хорошо с тобой это ничего не сказать, с ней так не было, и ни с кем, никогда, так не было. Я буду с тобой, и я полюблю тебя, и не потому что так надо, а потому, что это неизбежно. И мы будем вместе, и у нашей истории будет продолжение. Я очень хочу продолжения.

- Спасибо – только и смогла промолвить она, прежде чем эмоции захлестнули. У нее было совсем немного времени, чтобы уткнувшись Диме в плечо, поплакать, отпустив наконец все страхи и беды.

В эту ночь он не приходил к ней, оставив одну, они все заранее оговорили: Вике нужно было отдохнуть, а Дима хотел отдать эту ночь Юле. Потому что возможно это в последний раз. Потому, что он уже догадывался, что Юля так упорно от него скрывала. Потому что понимал, что когда узнает все, возможно он уже не сможет спать с ней. Вика отнеслась ко всему с пониманием, в конце концов, Дима с Юлей почти пять лет вместе, нельзя рубить по живому, она хорошо знала, как это больно. Но вместе с тем он понимал, что как раньше уже не будет, нужно пройти этот путь до конца, но сделать так, чтобы для Юли их разрыв не стал трагедией.

Потому в эту ночь постарался вспомнить все хорошее, что было между ними и отблагодарить ту, что была с ним все это время. И ему это удалось, Юля млела и стонала под его напором, и он познал ее всю, заполнил семенем все ее отверстия, приласкал поцелуями каждый миллиметр торжествующей супруги. Она считала себя победительницей, не зная, что это прощальный подарок.

На работе он тупо сидел, уставившись в экран стартовой страницы поисковика. Может не стоит? Ведь это ящик Пандоры. Но вдохнув, понял, что должен, ради себя, ради Вики. Хватит голову песок прятать. Вика заслуживает мужика рядом, а не тряпки. Но как найти? Подумав, он понял и набрал Машкин ник.

Lola Blue изрядно засветилась в сети, роликов было много, но Дима сразу сфокусировался на жести, но только той, что была снята в студии, и где она была не единственной актрисой. Впрочем, и таких видео было много. Дима стал уже сомневаться, но продолжал копать дальше, обязательно должен был быть ролик, где Юля с Машей работали вместе.

И он его нашел. Нехилый gangbang, где Юльку белые и черные трахали во все дыры, а Машка удостоилась двойного анала. Julia Fire – вот значит как тебя звали! Он набрал в поисковой строке сайта известной студии этот псевдоним и дрожащими пальцами нажал “ввод”.

По запросу вывалилось несколько десятков роликов, фильмография Юли впечатляла: роликов было в полтора раза больше чем у Маши. Он просмотрел по описаниям: anal, ATM, IR, DP, DVP, PMAO… До знакомства с Юлей он частенько порнуху посматривал и знал весь этот сленг. Диме как-то резко поплохело, сердце застучало быстрее, все подозрения оказались реальностью. Промотав ниже, он увидел несколько роликов под другим ником, которые тем не менее вошли в список, по сюжету то же самое, плюс DAP, TP!

Он пытался успокоиться, уверяя, что неважно то, что было до него, он ведь не идиот, понимал, что заочно тому, что Юля вытворяла, не учатся. А потом посмотрел на даты… Даже если учесть, что пост-релизы ранее снятых роликов – обычная практика, не было сомнений, что она занималась этим весь первый год их знакомства. Но ведь потом она бросила, так? Так?!

И тут он вспомнил о тех последних роликах с немереной жестью. Почему она поменяла ник? Было страшно сделать тот последний шаг, он уже подсознательно знал ответ, но не мог себя заставить, отворачивался, закрывал окно, но все же взял себя в руки и решился. Отсортировал ролики от старых к новым, выбрал последний, нашел его по номеру на бесплатном сайте, скачал и не глядя на дату запустил.

 Жесть! Двойной анал, тройное проникновение, к счастью на этот раз без PMAO, и вот он казалось увидел что-то. Нет, его интересовал не сам трах. Дима дождался крупного плана лица Юли и остановил клип. Сомнений не было: на шее Юли он заметил тонкую золотую цепочку с ее знаком зодиака ту, что он подарил ей на первую годовщину свадьбы.

Он закрыл видео. Хотелось разломать комп, вскочить с места, вернуться домой и избить дрянь. Он возможно так бы и сделал, слишком долго он терпел, был у нее под каблуком, потакал ей во всем и едва не разрушил жизнь несчастной Вики. Черт, если бы не Вика, он возможно так бы и поступил! Возможно в запале, он убил бы стерву, а потом бы рыдал над ее телом! Он подумал, что понял, наконец-то смысл слов, про то, что он не готов был принять правду.

- Благодари Вику… Благодари Вику, дрянь…Ты и мизинца ее не стоишь… Она в любой момент могла тебя на место поставить… Могла, но просто жалела - шептал вне себя.

Странное стремление овладело им, хорошо, что он сидел на работе один, иначе… Он скачал самый первый ролик, ее кастинг и самый последний и с мазохистским упорством принялся смотреть, перематывая фрагментами, хотел понять, как это было вначале и чем кончилось. Он не мог понять, зачем он это делает, но делал, делал, пока не стал противен сам себе.

Зато теперь он знал, как поступить. Он не мог бросить жену прямо сейчас, хотя безумно этого хотел. Юля возможно не пережила бы этого, хотя сама поступала так весьма часто, слишком часто. Он слишком хорошо знал ее, она - чертова эгоистка, а самоубийство – это высшая степень эгоизма. И ей будет плевать, что это отравит их совместную жизнь с Викой. С ней он останется, не с Юлей! Вика будет его женой и матерью его детей.

Юля предлагала уже ему стать отцом, но он боялся, зная неуравновешенный властный нрав Юли, боялся, что не справиться с детьми. А Вика будет хорошей матерью, его она уже воспитывает и надо сказать весьма успешно. С Юлей он уже и забыл, что он мужчина.

Вечером было трудно. С Викой толком переговорить не удалось, жена упорно не сводила с нее глаз. Лишь через пару дней, кое-как рассказав о своем прозрении, он нашел в ней поддержку. Зла она сестре не желала, ведь Юля при всех ее заскоках Диму действительно любила. Он будет отдаляться от Юли постепенно, дав свыкнуться с неизбежным. А сегодня от близости с Юлей, Дима с трудом, но сумел отказаться, сославшись на переутомление на работе, как и на следующие пару дней, а потом у сестер почти синхронно начались месячные у Вики раньше, у Юли позже.

Конечно Юля его подозревала, раньше он ее в эти дни частенько в зад приходовал. И верно, через пару дней воздержание стало нестерпимым, и он действительно занялся аналом, но только с Викой. Она сама предложила, хоть менструация у девушки сегодня закончилась, Дима настоял, чтобы Вика дала своей киске нормально зажить. Он рискнул и оставшись у Вики почти до утра, отодрал ее два раза во всех возможных позах. Она не противилась, понимая, что мужику нужно выпустить пар, сознавая однако, что завтра она будет ходить исключительно в раскоряку. Ну да ладно, завтра ведь воскресенье, ей не надо в ВУЗ.

Под утро Дима тихонько пробрался к Юле, к счастью она спала как убитая, переживая, что муж стал ее игнорить, она налегла на снотворное, иначе было невыносимо, разные мысли блуждали в голове, не давая отключиться. Дима проснулся от подзабытого уже приятного чувства, Юлька, проснувшись наконец первой, решила задобрить мужа утренним минетом.

Отказаться было нельзя, но… Но он вдруг вспомнил, как она обманывала его, приходила домой и ложилась с ним уже оттраханная толпой мужиков во все дыры. Он вдруг резко встал, заломал ей руки, нагнул раком, и не сказав ни слова энергично и жестко оттрахал в зад, затем оставил ее и молча направился в душ.

А Юля так и осталась в этой позе: с лицом лежащим на простыне, с задранным кверху задом, из растраханного очка понемногу вытекала сперма и капала на постель. Но ей было плевать, в шоке от произошедшего с ней, она не могла заставить себя пошевелиться. Прежде Дима никогда не был с ней так груб. Может так он хотел показать, что Вике пришлось вытерпеть?

Воскресным утром Дима сидел за столом и с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться. Обе сестры двигались, садились и вставали очень аккуратно, тщетно пытаясь скрыть друг от друга свой внезапный недуг. Зрелище было настолько комичным, что он пару раз чуть не подавился.

Наблюдая сейчас за своими женщинами, Дима понял, в чем, пожалуй ошибся: нужно было жениться на Виктории, а Юлю сделать любовницей, а не наоборот. Когда любовница – порнозвезда, это заводит и разжигает интерес к ней. Когда жена тайком снимается в порно это лишь боль и злость. Может так и стоит поступить? Но нет, ничего не выйдет: он слишком зол на жену, стоит посмотреть на Юлю - и в памяти опять снежным вихрем проносятся те самые сцены, и веет холодом, убивая чувства. Да и Вика не примет такого расклада. Да они вместе с Юлей унизили ее, но поскольку Вика к нему неравнодушна, она свалила на сестру и его вину тоже. Потому он от Вики получал  любовь, а сестра презрение. Это несправедливо, но такова суть отношений, ее чувство к Диме помогло пережить боль и позор и жить дальше, но оно же разводило их с сестрой, возможно навсегда.

И все понеслось, закрутилось: де факто Дима жил одновременно с двумя женщинами. Он пытался вначале не спать с Юлей, но это выходило боком, без постоянного секса супруга быстро становилась злой и раздражительной – классические симптомы того, что лет сто назад называли истерией. Доставалось и Вике, и ее одобрения он периодически ублажал жену, дабы не обострять ситуацию.

Диме приходилось нелегко, и были ночи, когда они с Викой не занимались любовью, но он просто лежал рядом, ласкал ее тело и изливал душу. В одну такую ночь он, наконец подробно рассказал, что пережил, когда узнал, что женился на шлюхе. Как готов был все крушить вокруг, и что было бы, если она, Вика не ждала бы его дома.

Затем он признался что стал что-то чувствовать к ней почти сразу, после того как первый раз нагло приласкал ее. И это развивалось, и даже если бы Юля не заставила, он все равно бы с ней переспал. А Вика созналась, что готова была быть второй женой, если бы Юля разрешила, и что кинулась в омут онлайн-порношоу не только ради подруги, но отчасти от безысходности.

- Думала, может смогу не думать о тебе слишком часто, к тому же… - она вдруг замолчала и смутилась.

- Что к тому же? – он потянулся к ее роскошной груди и его ладони сразу же наполнились

- Прекрати, мы вроде поговорить хотели – попыталась она его урезонить.

- Прекращу, если все мне расскажешь – заверил он, продолжая нагло мять руками ее грудь.

- Хорошо, хорошо…- протараторила она, и он убрал руки - Я думала, что ты не обращаешь на меня внимания, потому, что я слишком скромная, думала: тебе не нравятся такие, считала, что если стану посмелее, ты наконец меня заметишь. Я знаешь, не верила, что ты останешься с ней надолго. Юля требует полного подчинения, от всех, кого может нагнуть, так всегда было, а такое мало кому нравится.

- Ну знаешь, один раз ты меня поразила – признался он

- Тот случай… - Вика до боли прикусила нижнюю губу

- Прости. Прошу, прости - он чуть сжал ее груди и по очереди поцеловал соски – Я не злюсь на тебя за это. Мне не стоило…

- Ничего. Давно надо было давно тебе рассказать – она вздохнула, и он опять мигом убрал руки – Тогда ты был на коленях передо мной, голый, и у тебя не стоял… Я подумала… нет, я испугалась, что если у тебя сейчас ничего не выйдет, она тебя выгонит, и я больше никогда… - слезы выступили из ее глаз – никогда тебя больше не увижу. И тогда я… Будто в воду прыгнула. Стыдно было потом - не описать. А когда делала, словно кураж поймала, уж извини. Вот, рассказала наконец – подытожила она – Ты правда не сердишься?

- Ты не перестаешь меня удивлять – признался он и чмокнул ее в губы.

- Блин Дима, я тебя хочу, раззадорил-таки – призналась она, давай по-быстрому, пока Юлька спит.

- У тебя же…

- Ну да, натер ты вчера меня и спереди и сзади. Думаю, лишь завтра киска в норму придет. Не даешь ты ей нормально зажить.

- Давай шестьдесят девять – предложил он

- Дима, ты такой лапочка…- она поцеловала его щеку и проворно сменила позицию, мигом развернувшись и забравшись на Диму.

Времени и вправду было немного. Он раздвинул ее пухленькие и уже порядком влажные губки провел языком между них и чуть всосал губами набухший клитор.

Она сходу заглотила его здоровенный хрен, и энергично двигая головой, стала сама долбить глотку. Возбуждение нарастало очень быстро, и Дима тоже поспешил, засунув пару пальцев девушке в задний проход, он принялся энергично массировать влагалище с тыла, большой палец орудовал в истекающем похотливыми соками влагалище, а язык не отпускал клитор.

И удивительное дело: на этот раз ему удалось довести Вику до оргазма раньше, чем кончить самому. Она дрожала и выгибалась всем телом прямо с членом во рту, не захотев почему-то его выпустить. Лишь чуть отойдя, она возобновила процесс и уже скоро закашлялась попавшей не туда брызнувшей спермой, не переставая при этом улыбаться и сиять как стоваттная лампочка.

***

Конец игры

Дело шло к развязке. Вика хорошо это понимала, после последнего разговора с сестрой. Вчера она воочию увидела стадию торговли, впрочем не слишком успешной. Было даже жаль дрянь, никому не пожелаешь быть на ее месте. Но она сама выбрала такой вариант.

Оставалось подтолкнуть Диму, головой он все уже понимает, но цепляется за призрачную возможность того, что сестры примирятся. Он все же привык к ней, это понятно, похоже придется показать ему последнюю часть паззла. Почти последнюю. У нее в рукаве еще есть козырной туз, но это на крайний случай.

Юля сидела на скамейке во дворе и смотрела на окна квартиры. Было паршиво: невозможно с ним и ужасно без него. Выхода не было, вообще никакого. Дурацкие мысли лезли в голову. Хотелось решить все разом и не мучиться. Но так нельзя. Она конечно стерва и дрянь, но повесить на эту счастливую пару комплекс вины за собственное самоубийство было запредельной мерзостью. Лучше отойти в сторону и подождать. Вика конечно супер, но рано или поздно он с ней заскучает и тогда будет шанс поквитаться. Она посмотрела вверх и то, что она там увидела, заставило ее со всех ног рвануть домой.

Вика сидела на подоконнике и болтала голыми ногами над бездной. Дима так и обомлел, увидев эту хрень.

- Что ты творишь?

- Надоело Дим. Не могу больше тебя с ней делить. А тебя ведь, похоже все устраивает.

- Милая, слезь, пожалуйста! – актриса из Вики, конечно была никакая, живя с капризной и властной Юлей, он хорошо научился понимать женщин. Он знал на сто процентов, что Вика прыгать не собирается, но зачем расстраивать будущую супругу?

- А когда? Когда ты ее выставишь? Когда наши дети подрастут?

- Вот это фокус – удивился Дима – Ты беременна?

- Нет, пока, но планирую.

- Слезай! – он подставил ей руки и поймал спрыгнувшую в его объятия Вику.

- Совсем охренели! – воскликнула, ворвавшись в комнату запыхавшаяся Юля

- Юля ну ты же в курсе, чего комедию ломать? – раздраженно бросил Дима, предвкушая перепалку.

- Я твоя жена вообще-то!

- Да, жена, и мне очень приятно было смотреть, как негры заливают спермой то, что у тебя на сейчас шее – бросил он - Надоело, хватит уже! Да, я все знаю!

- Слушай, ну я виновата, но я тебя люблю, а это… Это просто работа. С Машкой конечно косяк вышел, прости, пожалуйста! Я сама чуть в штаны не наделала, когда она диагноз узнала. Я просто проверить тебя хотела…

- О чем она? – недоумевающе вопросил Дима.

- Она только что проговорилась, что Машу сама под тебя подложила – подвела черту Вика. Шах и мат.

- … твою мать! – только и смог сказать он.

- Дима прости, ну косяк вышел. Ну не со зла! – она уже поняла все. Сегодня ей придется его покинуть. Лучше так, смотреть на их сопливое счастье больше было невыносимо. Сейчас он обзовет ее и выставит за дверь. Как собственно и планировалось.

- Вика, убери от меня эту тварь, пока я ее не прибил – процедил сквозь зубы Дима.

Он так и сидел потрясенный в кресле и тупо смотрел на стену. Юли больше нет, нет для него, потом Вика отвезет ей остальные вещи. Хорошо, что ей есть куда податься на время. Как она могла так с ним? Три года считать себя мерзавцем, жить с этим, потакать ей, моля о прощении…

- Милый, помоги мне накрыть на стол – ласково попросила Вика

- Милая, прости, это важный день для тебя, но у меня нет настроения праздновать – печально проговорил он и подумал – а может действительно лучше напиться?

- Мы ждем кое-кого. Когда они приедут, обещаю, что твое настроение быстро поднимется.

- Кого? – удивился он.

- Это сюрприз. Расслабься, все позади. – Дима вздохнул и нехотя принялся помогать.

Звонок в дверь раздался когда почти все было готово. Вика буквально сорвалась с места и побежала открывать. Он не спешил, услышав в прихожей странную возню. Непонятное предчувствие овладело им, он внезапно что-то почувствовал, услышав казалось знакомый голос, но он был не один, и стало почему-то боязно, но собравшись, Дима выдохнул и проследовал в прихожую.

Она изменилась: сменила прическу, несколько осунулась и казалось постарела, но все же он сразу узнал ее. Маша стояла перед ним, пялясь на него упор, силясь не заплакать. Но не это внезапное появление старой знакомой шокировало его, заставило сердце выпрыгивать из груди. То, что он видел сейчас воочию, не могло быть правдой, это просто не могло быть! Маша держала за руку маленькую девочку, что с любопытством вглядывалась в лицо Димы. Внезапно мать отпустила ее, и девчушка добежала до него, остановилась в метре на несколько мгновений, а потом бросилась к Диме, охватив маленькими ручонками его колени. Он не мог пошевелиться и стоял как вкопанный, смотря на стоящую у порога Машу утирающую слезы, пока не услышал от Вики:

- Ну что же ты? Обними, наконец свою дочь.

- Иди ко мне – позвал он Вику уже с ребенком на руках. Та прильнула к нему, немного удивив девочку.

- Ты тоже – поманил он Машу свободной рукой. Она не заставила себя ждать и присоединилась

- Ее зовут Надя, Надежда – пояснила она.

***

Как все было на самом деле

Три года назад Маша вышла из поликлиники, сжав с силой пальцы, пока ногти не врезались в кожу. Она должна, так надо, она справится, вернет Диму Юле и сколько сможет, будет растить ребенка одна. Дима так и не узнает, что стал отцом. Хотя кто потом позаботится о ребенке, когда ее не станет? Юля не вариант, даже если у нее уже будут свои дети, тот ребенок, будет напоминать ей о прошлом, и она рано или поздно начнет на нем срываться. Лучше уж совсем без мачехи, чем с такой.

И дни побежали и сменяли недели, болезнь вроде удалось взять под контроль, и девочка родилась здоровой. Нужны были только деньги, и к счастью Маша пока поднимала достаточно. Пока позволяло здоровье, пока были силы. Маше пришлось стать затворницей, и свести общение с другими людьми к минимуму, особенно в сезон простуд, каждая встреча могла стать роковой. Это она очень много времени проводила с дочкой, в какой-то степени она даже была счастлива, если бы не зыбкость настоящего и предопределенная неопределенность будущего. Но Маша боролась напрягая все силы и в итоге отвоевывала у небытия недели, дни, часы, минуты, прекрасно понимая, что сколько бы времени ей не удалось отыграть, его все равно не хватит. Новую маму для Надюши нужно было искать уже прямо сейчас, и когда казалось, что выхода нет, злая судьба вдруг смилостивилась над Машей.

Прошло Два с половиной года спустя с тех событий, когда раздался неожиданный звонок в дверь, изменивший все. Вика нашла Машу без труда. Отчего она пошла к ней? Наверно от безысходности: Дима, столь желанный Дима даже не смотрел в ее сторону, и она вдруг решила, что может быть ее просто нужно узнать его получше. А кто расскажет о мужчине лучше его любовницы? И это будет не та дозированная правда, что удалось вырвать от Юли.

Ей повезло, Наденька в тот день была дома и увидев ребенка, Вика все поняла и разрыдалась как маленькая девочка: она даже не вторая в очереди и пожалуй, даже не третья. Вот так!

Впрочем, все оказалось не так плохо. Кое-как успокоив Вику, она шокировала ее еще больше, сходу предложив ей взять на себя заботу о ребенке, когда ее не станет. Родных у Маши не было. Вика тогда повзрослела в одно мгновение, оставив детские мечты и подростковые иллюзии. И она считала себя несчастной!

Впрочем, все было непросто, Маша отчаянно нуждалась в деньгах: “За деньги я покупаю время, чтобы дольше быть с ней“, так она говорила. И способ добыть их у нее был только один.

Вначале Вику это покоробило, но позже она стала относиться к ее работе без предубеждения. Не сразу конечно. Маша долго мялась и Вика сама в итоге вызвалась ей помочь, вдвоем денег получалось больше, и всю свою долю она отдавала Марии.

Было трудно, и первый раз Вику буквально трясло, но она вспомнила, что если она не возьмет себя в руки, девочка может скоро остаться сиротой. И разве ее улыбка и материнские объятия не стоят того?

Она втянулась и хотела сделать для Маши больше и та с трудом ее отговорила, попросив лишь чаще видеться с малышкой, чтобы девочка к ней привыкла. И тогда у нее родился план, конечно, это было жестоко, но пока Юля держала Диму на коротком поводке, у маленькой Нади не было шансов хоть ненадолго, хоть сколько-то побыть в полной семье. Маша знала, как это важно, но не могла сама ничего изменить.

А Вика могла, хоть и колебалась довольно долго, не решаясь дать плану ход. Но Юля сама нажала спусковой крючок, быть может, она заметила перемены, произошедшие в Вике. Сестра переменилась и уже открыто бросала на ее мужа нескромные взгляды. Род занятий сделал ее раскованной, она уже не считала свое чувство к Диме грязным и не стеснялась его. И что хуже Юля увидела, что ее муж стал проявлять интерес к этой новой Вике. Весьма недвусмысленный интерес. Злость понемногу овладела Юлей, и потеряв контроль, она совершила роковую ошибку, попытавшись избавиться от соперницы.

Вике было тяжело, больно и трудно, но она упорно двигалась по намеченному пути, а когда становилось совсем невмоготу, вспоминала Надю. Ее безнадежная любовь к Диме, ее почти уже материнская привязанность к Наде, необходимость исправить то, что натворила сестра – все сходилось в одну точку. И был только один выход. И с осознанием этой фатальной неизбежности силы возвращались к ней, ибо она не могла проиграть. Не имела права.

***

Эпилог

Она нервно докуривала уже вторую сигарету, время от времени посматривая на часы. Вика как всегда опаздывала, ну и  место она выбрала, блин. Хоть бы кафе какое, а то: скамейка в сквере, тут даже не ходит никто, тоска. Ладно, столько лет не виделись, может что важное.

Вика выпорхнула ниоткуда и довольно проворно подбежала к сестре. Юля успела ее оглядеть и оценить: пополнела немного, что делать, все-таки двоих уже родила, но вообще следит за собой, молодец. Вот только не ясно, что у нее на душе, на лице было видно небольшое беспокойство, но возможно это из-за опоздания. Юля затушила сигарету о скамейку, выбросив окурок в урну.

- Привет. Прости, с детьми завозилась, трое – это тяжело.

- Ну, привет сестричка! – Вика позволила себя обнять, но особой радости не выказала. Со стороны Юли, конечно это был своего рода тест – сколько мы не виделись, пять?

- Почти шесть. Знаешь, мне реально сейчас стыдно, надо было раньше тебя найти, нехорошо получилось.

- Выходит, ты простила меня? – поинтересовалась она, стараясь сохранять спокойствие.

- А ты сразу к делу, я смотрю. Впрочем, понимаю: после стольких лет слушать упреки – это слишком больно – и видя недоверчивый, но вместе с тем полный надежды взгляд, уточнила: – Да, простила. И Дима тебя простил, и ты надеюсь нас тоже.

- Как у тебя… дела – хоть и те долгожданные слова Вика произнесла без особых эмоций, Юля по опыту поняла, что это правда. Очень не хотелось зареветь в голос при ней… и очень хотелось.

- Нормально, хотя трое детей почти целиком на мне. Дима с тог сбился, чтобы всех обеспечить.

- Да я видела фотки в соц. сети. Лешку твоего и Машеньку. Ты ведь для меня их выложила? Хотела похвастать?

- Узнаю ту самую Юлечку! Вика тихонько толкнула сестру в плечо. Да, для тебя, чтобы знала, что с нами все в порядке.

- Как Маша? – вдруг, неожиданно спросила Юля, она вздрогнула, боясь услышать то, что уже ожидала.

- Уже год как не с нами. Знаешь, нам казалось даже, что все будет нормально, она хорошо себя чувствовала. Думала: в школу Наденьку поведет. А потом… Она как-то внезапно и резко сдала. Врачи пытались, но она буквально вспыхнула и сгорела как спичка. – Юля не сдержалась и уже на половине фразы всплакнула у Вики на плече.

- Давай перейдем к делу – вытирая слезы и с трудом выговаривая слова, выдавила из себя Юля. Ты ведь не за этим здесь, и ты ничего не сказала про Диму, это ведь имеет ко мне отношение?

- Все верно – усмехнулась Вика - ты не теряешь хватки. С Димой все хорошо, хотя надо признать, мне пришлось немало усилий приложить, чтобы он стал нормальным мужиком, ты его реально затюкала. Со мной, он хоть стал сам принимать важные решения, брать ответственность. Ты его все эти годы словно на поводке таскала.

- А ты кобеля с цепи спустила? – отпарировала Юля, слова сестры задели ее за живое.

- Да, предварительно посадив в просторный вольер. Его свобода - лишь иллюзия.

- Туше. Ты изменилась. Знаешь я тебя реально зауважала. Раньше ты была жуткой занудой и зассыхой, а теперь ты - крутая мамаша.

- Ты простила нас? – спросила Вика напрямую, глядя сестре в глаза.

- Да, и знаешь почти сразу. Когда отец мне все про Надю, про тебя, про Машу рассказал, у меня истерика случилась. Прикинь, хотела к Вам приехать и на коленях ползая умолять. Он отговорил, сказал: хочешь помочь – оставь. Но я этого момента, знаешь ждала.

- Знаешь, Дима тебя в итоге простил, но решение встретиться с тобой, мне пришло трудно. Особенно… Ой прости.

- Особенно с учетом того, чем я занимаюсь. А я снимаюсь в порно, не бросая при этом основную работу, заметь. Говори прямо. И скажи, наконец, зачем пришла? Я ведь вижу, что ты начала вокруг да около, чтобы понять, готова ли я тебя выслушать. Поверь, я готова.

- Ладно. Скажу как есть, хорошо нам всем было, Дима меня любил так сильно, что я даже боялась… Боялась, что так его надолго не хватит. Он меня и сейчас любит. А Дети… Дети для него – это словами не передать. Особенно Надюша, мы оба из кожи вон лезем, чтобы у нее счастливое детство было. Но скажу честно: я перестала справляться, ведь когда была жива Маша – было проще. Я даже шла на риск и позволяла им иногда быть вместе, с мерами предосторожности, конечно.

- Вот, как? Ты удивляешь меня все больше – перебила она сестру, вытащила сигарету, и нервно щелкая зажигалкой с третьего раза прикурила. Юля затянулась, выдохнула и продолжила – прости, что перебила, но я какой-то сукой рядом с тобой себя чувствую.

- В общем Диме тяжело приходится, а я часто ему должного внимания не уделяю. Сил нет на все, я зашиваюсь. Ему напряжение надо снимать, хотя бы время от времени, а у меня последнее время это плохо получается. Он мучается, он любит меня, я его, но нам больно, от того, что я не могу дать порой то, что ему нужно. Рано или поздно у него будет другая женщина, и я подумала, что лучше, если это будешь ты.

- Вот как? – только и смогла пробормотать ошеломленная Юля – Дима, полагаю, согласен, ты его уже обработала?

- Да. Ну как, что скажешь? – Юля задумалась, докурила молча сигарету и опустив глаза призналась:

- Ничего не выйдет. Я хочу этого, больше всего на свете хочу, но ничего из этого, прости, не выйдет.

- Ты ведь любишь его, а он, несмотря на все, что было еще любит тебя, мужчины полигамны по природе, для них это естественно.

- Да люблю, и безумно хочу быть с ним, но не в этом дело. Ты ведь никогда не задавала мне самый главный вопрос.

- А в чем? Что за вопрос?– недоумевающе вопросила Вика.

- Ты некогда не спрашивала: зачем мне, имея любимого мужа, нужно было рисковать всем и на камеру подставлять себя под толпу мужиков. Дело не в деньгах и не в моей похоти…

- Так в чем? – перебила ее удивленная Вика.

- Знаешь, что быстро и надежно убивает самые прекрасные отношения? Рутина, чертова рутина! Когда неделями ничего не происходит, когда каждый день похож на другой. Лучшие мои годы по дням уплывали в небытие, навсегда, понимаешь, навсегда! Ты ведь это тоже чувствуешь, чувствуешь? И мне нужно это было, было нужно, чтобы снова жить полной жизнью. Чтобы чувствовать себя живой, желанной, обожаемой. И нет границ и нет правил. Именно это привлекло нашего отца к моей матери. Именно это он боялся увидеть во мне, держал меня в строгости, пытался вразумить. Но все без толку. Это часть меня, это я сама. Я пыталась бросить, но тем самым я лишь отрицала себя, без этого мне было плохо: грустно, скучно и больно, может потому я с тобой так обошлась. Я могу к вам вернуться, но я не смогу это прекратить. К тому же вам со мной не справиться. Я не прощу себе, если опять все изгажу.

- Юля, знаешь, я долго на тебя злилась, долго ненавидела, пока не поняла, что если бы не ты, я так и осталась бы одна, ожидая того, что никогда не наступит. У меня есть семья и дети лишь благодаря тебе, и не волнуйся, мы с Димой изменились, если будешь борзеть – тебе быстро прилетит, причем не только от меня. Места хватит, мы обе квартиры продали и купили большую.

- Вика ты такая… - Юля зашлась слезами, безумно хотелось закурить. Не выйдет ничего, я не смогу бросить, он не поймет, а не хочу опять делать ему больно. Я сделала ему так больно…

- Знаешь я дам тебе совет, как всегда, он, конечно, выйдет мне боком, но… - Вика замолчала и выдохнув, продолжила -  Бросай все, возвращайся и роди Диме ребенка, лучше мальчика, это будет тебе такой адреналин! Сразу поймешь, зачем жить.

- Спасибо, милая спасибо, но я не могу, прости, не могу.

- Пожалуйста, ты нужна нам: ему, и мне признаться, тоже – она деликатно и вместе с тем решительно она взяла ее за руку. Пойдем, Дима рядом, припарковался за кустами.

- А так понимаю, ответ “нет” тебя не устроит – внезапно прозрев поняла Юля.

- Да. Сама пойдешь, или мне мужа позвать? Мобилу дай сюда.

Юля подчинилась, отдала телефон и позволила посадить себя в машину, все было уже понятно: вечер, безлюдное место… Она еще надеялась на что-то, но Дима даже не взглянул в ее сторону. Они ехали молча пока, Дима не бросил супруге.

- Мои немного в шоке, сказали хорошо, что два из трех – девочки. Ладно, зато не будут мешать, сегодня мы славно порезвимся.

- А то! Пять лет об этом мечтала!– поддакнула Вика. Сердце Юли упало, они говорили так, будто она пустое место, значит: ее судьба решена?

- Пожалуйста, отпустите меня, когда закончите, я никому не расскажу, обещаю – молила Юля, сжав руку сестры. Тишина повисла в воздухе, Юля все съежилась, замерла и потом чуть заерзала. Супруги переглянулись и синхронно прыснули со смеху.

- Купилась, ты купилась! Смеясь воскликнул Дима, ненадолго обернувшись к насупившейся Юле.

- Вы… вы засранцы! Так со мной… я… - они прекратили ржать и переглянулись. Юля опустила глаза и покраснев, призналась – я, кажется обоссалась, простите – и ее слова потонули в дружном хохоте.

- Как ты плохо о нас думаешь! – упрекнул ее Дима, сумев наконец обуздать приступ смеха.

- Мы тебя любим – подтвердила Вика – просто хотели немного проучить за все дерьмо, что ты нам набросала. Иди сюда сестричка, иди сюда, - сказала Вика, обняв Юлю и чмокнув в щеку.

Пять лет с Юлей, пять лет с Викой. Их первая совместная ночь была незабываемой. Приглушенный свет, белоснежные простыни – все трое уже обнажены и интересом осматривают друг друга. Юля немного зажата, нет, она конечно не стеснятся своей наготы, но понимает что изменилась: постарела, истаскалась, много курит. Вика тоже стала старше, но несмотря на небольшой животик и чуть отвисшую грудь ничуть не утратила привлекательности. Ее красота плавно трансформировалась в красоту взрослой женщины, матери большого семейства. А она, захочет ли он ее после стольких лет.

Она зря волновалась, он не забыл ее, он сразу обратил на нее внимание, приласкал и обнял. Вика все поняла и уступила ей мужа, им двоим надо вспомнить, как все было. И они вспомнили, все пришло быстро, будто и не было тех лет разлуки, взаимных обид и боли. Она лежала на нем и млела от его ласк, поставляя небольшую грудь его игривым пальцам и горячим губам. Она так и не поставила себе силикон, хоть это было уже и нужно для бизнеса. Вика не мешала сидя чуть в стороне, она бесстыдно раздвинув ноги любовалась Юлиным любовным танцем. Сестра была уже на нем, и ритмично двигаясь верх-вниз и вперед – назад наполняла себя Димой. Пальцы Вики уже работали, и он смотрел, как призывно раскрылось влагалище матери его детей, которая тоже хочет быть приласканной.  

Наконец Вика не выдержала и деликатно остановив Юлю, вынула член Димы из горячего и мокрого Юлиного влагалища и припала к нему губами и бесстыдно слизала ее соки. Сестра все поняла и вернула Вике назад ее мужа. И вот уже Вика, тряся болтающимися во все стороны сиськами, скачет на нем. Но распаленной Юле мало просто смотреть, она властно практически садится Диме на лицо и он припадает губами к ее сочащейся похотью киске, и его язык находит все, что нужно найти, а пальцы настойчиво проникают в попку, она не противится, расслабляется и внезапно и мощно кончает, дрожа всем телом и буквально вжавшись промежностью Диме в лицо. Она на время оставляет супругов и Дима пользуясь возможностью ставит Вику на четвереньки, входит в нее и подолбив немного, захватив руками груди и выходит из влагалища и решительно проникает до самого конца проникает в ее массивную попку. Ей не больно и не некомфортно, Вика лишь улыбается и подмигивает мужу, принимаясь за работу. Юля смотрит как завороженная, как сестра, улыбаясь и торжествующе пялясь на потрясенную сестру, профессионально работает над своей киской пальчиками не забывая подмахивать мужу, а вскоре резко шумно сотрясается в оргазме. Не всякая порнозвезда способна так это делать, а Дима похоже еще не кончил и Юля без приглашения залезает на более крупную сестру, образуя пирамиду.

Дима знает что делать, он выходит из Вики и входит в Юлю. Трахает Юлькину попку и стимулирует пальцами Вику, трахает Вику и стимулирует Юлю. Долбит пальцами обеих и попеременно приходует их задницы. Они обе поняли, что ему нужно, и обе стараются, Юле проще - она опытней, Вика недавно кончила, но она чувственнее и быстрее снова настраивается на нужный ритм. Юля терпит, сколько может и все же кончает почти одновременно с сестрой. И они бьются в экстазе как единое целое под ним, окончательно утверждая его в убеждении, что они обе - его женщины, его жены.

Нужно теперь позаботиться о Диме, и сестры смеясь, вдвоем переворачивают Диму на спину и наперебой и одновременно работают ротиком над его хозяйством. Головка во рту Вики, пальцы растирают ствол, яйца во рту у Юли. Член за щекой у Юли, Вика мнет пальцами и лижет яйца. Они в очередной раз меняются и наконец Вика глубоко, во всю глотку до яиц принимает здоровенный Димин член, Юля буквально раскрывает рот, видя Машкину школу, доведенную до совершенства. Дима терпит, сколько можно, но Юля так здорово так профессионально работает над его мошонкой, что результат предрешен. И они обе с аппетитом поглощают его семя, каждой достается приличная порция и они слизывают останки, чтобы капли не попало на постель и видимо в знак окончательного примирения делят, обмениваясь им.

Юля и Вика уже спали с двух сторон, обнимая Диму, но он лежал с открытыми глазами. Не спалось, он хотел как можно лучше запомнить этот момент. Он знал, что будет трудно, но после всего, когда дети вырастут и появятся внуки, он будет вспоминать именно этот момент, самый счастливый миг его жизни, когда он лежит в объятиях двух самых любимых, самых важных для него женщин.

Он вспомнил затем нечто важное: “Маша прости, где бы ты сейчас не была, ты навсегда в моем сердце, ведь ты им уже не соперница и частичка тебя долго будет со мной, и у нее все будет хорошо. Мы справимся, поверь, теперь справимся”.

ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: 23.02.2020

Автор: Александр Локки

Все рассказы этого автора
Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Жестокое танго втроем"

Оставить свой комментарий